Print this page

Новости

Куда идет Прибалтика

21.10.2015

Венгерский социолог Пал Тамаш, выступая в клубе «Импрессум», дал фундаментальный анализ положению балтийских стран в современной Европе.

«Я там, где конфликт, где неспокойно. Меня мало прельщает размеренная устоявшаяся жизнь университетского профессора.  В социологии я – вулканолог», - сказал о себе венгерский социолог и экономист Пал Тамаш, завершая двухчасовое выступление на очередном заседании медиаклуба «Импрессум».

Приезд венгерского гостя вызвал неподдельный интерес у таллиннских интеллектуалов, как у русских, так и у эстонских. Перед началом встречи над полным залом висел сдержанный гул десятков голосов. Среди публики и  завсегдатаев клуба «Импрессум» встречались бывшие и действующие политики, парламентарии, правозащитники, социологи, историки, учителя, предприниматели и, конечно, журналисты. Для участия в мероприятии зарегистрировалось более  200 человек.

Пал Тамаш вошел в зал и гул стих, чтобы через пару-другую мгновений взорваться приветственными аплодисментами.

Заседание открыл соучредитель медиаклуба Импрессум Игорь Тетерин, который представил присутствующим гостя. «Пал Тамаш приехал из Будапешта, - сказал он, - Это известный социолог, хорошо знает Эстонию. В нашей стране бывал раз десять еще со студенческих времен. Может быть, поэтому он лучше, чем мы, замечает происходящие в Эстонии перемены, более глубоко их анализирует. И сегодня мы собрались здесь, чтобы послушать, какой он видит жизнь балтийских стран из Будапешта».

Пал Тамаш вышел на трибуну и первым делом попытался охарактеризовать в историческом аспекте современную Прибалтики. Ученые, рассказывал он, по сей день спорят, есть ли вообще Балтика, как единый регион? И чем люди Балтики отличаются от других? Некоторые уверяют, что ничего общего для Прибалтики нет и Балтийские страны вовсе не похожи друг на друга. Другие им возражают, полагая, что народы создают пейзаж, приспосабливаясь к жизни в характерной  природной среде, в определенном географическом ареале. И здешние народы балтийцы потому, что их формирует среда, природа. Так ведь и русский человек в Прибалтике отличается от русского в Сибири или на Кавказе.

Другой подход, продолжал Пал Тамаш, состоит в том, что прибалтиец ты или нет, определяется не природой,  а твоей головой, самосознанием, идентичностью. И, наконец, третья группа ученых полагает, что роль для возникновения балтийской идентичности играет и то и другое. Все эти факторы определяют балтийскость не только Латвии, Литвы и Эстонии, но и Калининградской области России, где живут балтийские европейские русские. Особенно такая идентичность сильна среди тамошней молодежи.

Без пауз и перерывов Пал Тамаш перешел к характеристике особенностей балтийской истории. Когда четыреста лет назад в Европе формировались национальные государства, Прибалтика в этом процессе не участвовала, - говорил он, - Прибалтику формировали не национальные государства, а сети городов. Сначала были викинги, потом Ганза. Ганза стала своего рода «крышей» для местных племен, - пошутил Пал Тамаш. Все начинает меняться в начале XVIII века. Все эти ганзы и шведы исчезают, - продолжал венгерский социолог, - и в регионе появляются две империи. Немецкая и российская. Так получилось, что и после XVIII века не образовалось здесь национальных государств. Типичные национальные государства появились в Прибалтике лишь в XX веке.

Поговорив о национальных государствах Пал Тамаш коснулся знаменитой теории американца Хантингтона о конфликте цивилизаций. В начале XX века появилась схожая концепция, что между западом и Россией тоже есть цивилизационная граница, непроходимая стена. Наглядным признаком такой границы предлагалась европейская готика. Там, где она есть – Европа, а там, где нет - Восток, «неЕвропа». В глазах очень многих представителей титульных этносов прибалтийских стран «инородцы» считаются представителями другой цивилизации.

Тут Пал Тамаш оживился и привел несколько примеров, полностью разрушающих этот стереотип из жизни других европейских стран. Так нынешний польский город Вроцлав был еще не так давно немецким Бреслау. Поляков там вообще не было. После Второй мировой войны город достался Польше. Его заселили поляками из Галиции, из нынешней Украины и они теперь считают этот город своей исторической родиной. Там сложился просто культ немецкого города Бреслау. Один популярный польский писатель пишет детективы из жизни немецкого Бреслау 20-х годов, пользующиеся чудовищным спросом. Их даже переводят на немецкий язык.

Сравнение оказалось весьма актуальным. Жизненная среда многих балтийских городов, таких как Таллин, Рига, Тарту, Пярну, Вентспилс тоже формировалась представителями некоренных народов – преимущественно немцами, шведами и даже русскими. Но сегодня эстонцы и латыши гордятся этим наследием, как частью своей национальной культуры.

Что когда-то кому принадлежало - это очень относительная вещь, - подвел итог венгерский социолог, - Кто в какой стране абориген, а кто «понаехал» тоже очень относительно.

Проводя сравнительный анализ посткоммунистической трансформации прибалтийских государств, Пал Тамаш сказал, что при общем стратегическом векторе их развития, они все же сильно отличаются друг от друга в своих суверенных интересах. И зачастую являются соперниками, особенно в экономической сфере. Принято считать, что Эстония – самая продвинутая из балтийских стран по части всевозможных инноваций, что подтверждено авторитетными международными рейтингами. Но нельзя не отметить и такой факт, что Эстония более умело и профессионально, нежели Латвия и Литва продвигает в западном информационном пространстве свой имидж. Умудряясь при этом этот имидж монетизировать за счет различных европейских структурных и иных фондов.

Мешает же балтийским странам в развитии, как считает Пал Тамаш, их зацикленность на национальной тематике. Он отметил такую интересную деталь: до вступления Эстонии и Латвии в Евросоюз они всячески пытались доказать международным организациям, что проблема интеграции русских здесь успешно решается, мол, идет мощный интеграционный процесс, проблема безгражданства вскоре будет окончательно решена и т.д. Но стоило Латвии с Эстонией стать членами ЕС, как обо всех этих обещаниях местные политики забыли. Сотни тысяч коренных жителей, являясь исправными налогоплательщиками, до сих пор не имеют гражданских прав. «Гражданство не может быть милостью, которой человека одаривают за лояльность по отношению к власти», - сказал венгерский профессор. В его стране подобных «чудес» нет, а потому ему просто странно, что подобный подход сохранился в Эстонии, которую он очень любит и желает этой стране благополучного развития.

Выступление профессора Тамаша в клубе «Импрессум» по сути дела явилось фундаментальной лекцией, которая заняла почти полтора часа времени. Но выслушана она была с большим вниманием, никто не покинул в это время зал. Дискуссионная часть встречи оказалась короче, чем обычно. Но в ходе ее было затронуто тоже немало актуальных вопросов.

Так, в частности, собравшихся заинтересовали принципы венгерской политики в отношении соотечественников, проживающих за пределами современной Венгрии. «Во-первых, история венгров, - рассказал Пал Тамаш, - не знала такого явления как массовое безгражданство. Когда распалась Австро-Венгрия, то добрая треть венгров оказалась за рубежом. Да и сейчас примерно 5 миллионов человек проживает за пределами Венгрии. Они все имели возможность получить паспорта страны проживания. А постсоциалистическая Венгрия всячески поддерживает венгерскую национальную идентичность своих зарубежных соотечественников.

Очень много венгров – около 2 миллионов – проживают в Трансильвании, в Румынии. Они граждане Румынии. И, что интересно, в Румынии есть 9 венгерских театров, есть венгерские факультеты в Вузах, есть венгерские школы, а Будапешт предоставляет стипендии для обучения в Венгрии. Помимо всего прочего, Венгрия создала в Румынии два частных университета, работающих на венгерском языке. В политической жизни есть венгерская партия, которая всегда входит в любые правительственные коалиции в Румынии. Председатель этой партии, известный венгерский поэт, 20 лет был заместителем премьер-министров во всех румынских правительствах.

Кстати, нынешний венгерский премьер-министр Виктор Орбан предложил всем желающим второй венгерский паспорт. В результате 30% румынских венгров обзавелись и венгерским паспортом. Остальные – нет. Им и так хорошо. Действительно, в Румынии больше мест в венгерских вузах, чем выпускников венгерских школ. Румыния даже создала венгерский театральный институт, чтобы обеспечивать венгерскими актерами 9 венгерских театров. Так теперь венгры едут в Румынию учиться на венгерского актера. Поэтому венгры и не собираются из Румынии уезжать. Это их земля. Им там хорошо.

- Если ты даешь права, то получаешь лояльность, если не даешь права, то получаешь озлобление, - еще раз повторил свой тезис Пал Тамаш, подводя итог ситуации с гражданскими правами в Венгрии и в соседних странах, где проживают его соотечественники.

А присутствующие в зале горько вздыхали – может быть Эстония и Латвия возьмут на вооружение этот венгерский опыт.


Полный видеоотчет о публичной встрече с профессором Пал Тамашем можно посмотреть на нашем сайте.

 


Другие новости