Print this page

Новости

Искусство избавляет нас от страхов

23.01.2016

В клубе «Импрессум» выступил известный режиссер и киноактер, заслуженный артист России Сергей Пускепалис.

Зал отеля Tallink, способный вместить 230 зрителей, был переполнен. Соучредитель клуба «Импрессум», обозреватель «Комсомольской правды» Галина Сапожникова ровно в шесть часов вечера взяла в руки микрофон и первым делом поздравила собравшихся с начавшимся Новым годом и традиционно представила клуб «Импрессум». Сегодня, - сказала она, - мы поговорим о кино. 2016 год в России, кстати, объявлен годом кино. И у нас в гостях замечательный киноактер и режиссер Сергей Пускепалис.

Известно, что русский человек, - продолжила Галина, это, прежде всего, культурный выбор. У Сергея Пускепалиса отец – литовец, а мать бессарабская болгарка. А он - настоящий русский человек.

Другой создатель «Импрессума» Игорь Тетерин резонно заметил, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Нами был подготовлен короткий фильм, который и представит нашего гостя. На экране замелькали кадры. Чтобы не пересказывать содержание фильма отметим лишь, что заслуженный артист России Сергей Пускепалис родился в Курске, детство провел на Чукотке. Актерская карьера его начиналась в Саратовском ТЮЗе.

Срочную службу Пускепалис служил во флоте. На севере. Из Саратова актер ТЮЗа Пускепалис уехал в Москву, будучи уже состоявшимся человеком. Учился на режиссера у Петра Фоменко. Затем работал театральным режиссером в Магнитогорске и Ярославле. Сейчас Сергей Пускепалис работает режиссером в МХТ им. Чехова

Первая же работа в кино (фильм "Простые вещи") принесла ему успех и признание. А фильм режиссера Алексея Попогребского «Как я провел этим летом»  попал на Берлинский фестиваль, где завоевал три награды фестиваля. Сам же Сергей Пускепалис себя не считает актером. И на театральную сцену выходить не хочет, хотя много снимается в кино.

После демонстрации фильма Игорь Тетерин обратил внимание на то, что его кадры были сняты еще в 2013 году. А с тех пор на счету актера и режиссера Пускепалиса появилось еще 12 актерских работ в фильмах и сериалах, а также один собственный фильм - «Клинч».

Встречаем нашего гостя, - сказал Игорь Тетерин. Под аплодисменты публики Сергей Пускепалис вошел в зал. Чтобы гостя было не только слышно, но и видно всем, он вышел на трибуну, шуточным жестом изобразил Ильича и начал размеренный разговор.

В Эстонию я приехал, руководствуясь хитрым замыслом встретиться не только с вами, но и со своим эстонским другом и сослуживцем по военно-морскому флоту, - лукаво улыбнувшись, сказал Пускепалис. Затем он поблагодарил клуб «Импрессум» за возможность обсудить творчество,  задать вопросы, ответить и поразмышлять. Ведь сон разума рождает чудовищ, поэтому и нужно встречаться и говорить, глядя друг другу в глаза.

Одной из первых тем, которую подняли пришедшие на встречу, театралы и киноманы стал вопрос об эпохе постмодерна и о том, надо ли переписывать Баха, Шекспира?

Если есть возможность как-то приблизить идеи автора к нашим дням, то ради бога, рассуждал Сергей Пускепалис. - Если же это исходит из желания выпендриться, то это - не моя тема. Самореклама мне не нужна и мне не по пути с этими людьми. Классические произведения были актуальны тогда и остаются актуальными сегодня, они посвященные болям человека, его поискам желанию понять, кто он, откуда и куда идет. Но в театре нужно делать это так, чтобы было понятно сегодня, современному жителю, чтобы брало его за живое.

Как ни крутите, а главная и единственная тема русской литературы – совесть. Писатели других стран описывают порой успех, удачу, месть, сатисфакцию.  А русские писатели все пишут про одно и то же – про совесть. Про то, чтобы не было стыдно. Чтобы можно было посмотреть прямо в глаза другу, жене, ребенку.

Игорь Тетерин зачитал вопрос, который задала Дана Гречакова: Сейчас в России почти не снимают детское кино. С чем это связано?

- Этот вопрос не ко мне, а к продюсерам, - отвечал Сергей Пускепалис, - Детское кино требует очень много денег. Ведь нужно конкурировать с «Пиратами Карибского моря» и тому подобными дорогостоящими проектами. Сейчас замечательные мультфильмы Голливуд выпускает. Детское кино требует огромных вложений. Ребенку ведь не объяснишь, что это де «условность».

Воспользовавшись вопросом о своем учителе по режиссуре Петре Наумовиче Фоменко, Сергей во всеуслышание заявил с трибуны: «Он в некотором образе инопланетянин. Есть такая планета и там живут «фоменки». Его к нам прислали, и он пытался сделать так, как у них там. И относился к нам с огромной любовью и верил в нас…. Когда его не стало, было такое ощущение, что он просто улетел на свою планету, и они смотрят на нас сверху, как мы тут без него справляемся сами? Огромная удача для меня в жизни, что я с ним  встретился, и он взялся меня учить».

Рассказал Сергей Пускепалис по просьбе одного из участников встречи о своей работе с Леонидом Броневым и о том, как в фильме «Простые вещи» появилось стихотворение Тютчева в исполнении Броневого. А потом вдруг перешел к совсем детским воспоминаниям о своей жизни на Чукотке - как по телевизору в «красном уголке» общежития он смотрел сериал «Семнадцать мгновений весны». Ребенком Сергея Пускепалиса очень задели, до страха, до дрожи слова «мюллера»: «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». В этих словах, говорил Сергей, сконцентрировался детский страх, безысходность, неотвратимость. И вот на съемках «Простых вещей», во время перерыва, Пускепалис попросил Броневого произнести эту роковую фразу «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться». Броневой чуточку беззлобно поворчал, и все-таки произнес свою знаменитую реплику. И вот тут, - рассказывал Сергей, - у меня весь детский страх за Штирлица как рукой сняло.

Правозащитница Алиса Блинцова спросила совета, как нам здесь в Эстонии сохранять свою русскость?

- Русские единственная нация, которая определяется прилагательным, - отвечал Сергей Пускепалис, - Русские - народ, живущий по византийскому принципу. Он вмещает в себя всё. И меня, литовца, и еще кого-то. Это не нация это - состояние духа. Русские, в принципе, заходя на какие-то территории, не насаждали повсеместную русскость. Какой могу дать совет? Надо жить счастливо, находить хорошую работу, зарабатывать много денег, растить детей, находить контакт с людьми, которые здесь живут по историческому праву.

Галина Сапожникова развернула одну из многочисленных записок и прочла вопрос пенсионера Аллы: «Владеете ли вы литовским языком? Приглашают ли вас ставить спектакли в Литве?».

- Приглашают, - отвечал Сергей Пускепалис. -  Ну, а язык я вспоминаю, когда выпью … (в зале хохот), у меня неожиданно начинают проясняться навыки литовского языка. Мне рассказывали мои молдавские родственники, что первым моим языком был болгарский. Сам я этого не помню. Потом я бывал в Литве ребенком. Меня оставляли бабушке Монике, а там хочешь - не хочешь, но по-литовски заговоришь. Однако практики нет, и, к огромному моему сожалению, я литовским практически не владею.

Закономерно возник вопрос о картине «Трудно быть богом».

- Я готов о ней говорить. Неожиданно я стал адвокатом этой картины. Я вам хочу сказать, что если кто-то собирается ее посмотреть, то не ожидайте увидеть фильма. Это – произведение, которое не входит в подразделение художественных фильмов. Это – манифест! Такой пример. Таблица Менделеева нужна химикам, простым людям от нее проку нет. Но мы понимаем, что она нужна.  Так и этот фильм нужен работникам культуры, как индульгенция того, чем мы занимаемся. Произведения культуры табуируют многие проявления животного начала в человеке. Даже в самых простых проявлениях. Например, хотя бы в гигиене.

Есть люди, которые нам все время должны напоминать, что ты человек, что ты должен следить за собой, чистить зубы по утрам, убирать квартиру, быть милосердным, наконец, и быть нужным. Как таблица Менделеева нужна для химиков, так и фильм «Трудно быть богом» необходим для работников культуры.

Волнуясь, вопросы Сергею Пускепалису задала школьница, оговорившись, что они с подругой снимут ответ на камеру для школьного проекта. А вопрос был о последнем фильме «Клинч» и о том, что побудило режиссера снять фильм.

- Если можешь не снимать – не снимай, а если не можешь, то нужно снять и сбросить груз, который тебя тяготил, - ответил Пускепалис. - Мне давно хотелось снять фильм об интеллигентном человеке, который до поры  до времени таит в себе все свои страх и комплексы, и в результате наступает к моменту, когда надо проявить собственное я, самоидентифицироваться что ли. Вот я об этом и снял.

Галина Сапожникова зачитала вопрос о том, что у Крылова была басня о литераторе и убийце. Грех литератора в этой басне был признан страшнее греха убийцы, ибо он продолжается и после его смерти. «Не кажется ли вам, что кино еще страшнее литературы и чем талантливее снято ложное по форме и содержанию произведение, тем это опаснее?» - завершила Галина вопрос.

Поделюсь своим человеческим открытием. В Башкирии в пещере, куда я лез, наверное, часов семь на пятиметровой высоте были нанесены древними людьми наскальные рисунки, - рассказал Сергей Пускепалис. - Этим рисункам 25 тысяч лет. Для чего люди на них изобразили охоту на мамонтов? Там, в пещере, я понял - рисунки эти были сделаны, чтобы избавиться от страха перед миром, который окружал наших предков вне этой пещеры, создав своего рода святилище.

- Чем должно заниматься искусство? - продолжил гость клуба «Импрессум». - Искусство должно нас избавлять от страхов. От страха перед жизнью. Оно не должно их нагнетать в нашу и без того полную страхов и неустроенности жизнь. Для чего нужен анекдот с преходящим сюжетом: «муж возвращается, а у жены любовник»? Вдумайтесь! Ведь если на жизнь переложить, то это страшнейшая ситуация. А когда она подается как анекдот, то вроде бы и ничего страшного. Даже смешно. По крайней мере, не страшно.

Вот и настоящее искусство должно нас избавлять от страхов.
 

Встреча с Сергеем Пускепалисом в клубе «Импрессум» длилась два часа.

Предлагаем вам подробный видео-отчет о ней.

 

 


Другие новости