Print this page

Дискуссии

Русская литература сегодня: писатель – издатель - читатель

24.03.2016

Дискуссионный мастер-класс на эту тему состоялся 24 марта 2016 года в международном медиа-клубе «Импрессум». Его провел для литераторов, журналистов и университетских филологов известный российский писатель и литературовед, профессор МГУ, ректор Литинститута им. А.М.Горького Алексей ВАРЛАМОВ.

Любая встреча в узком кругу с писателем и литературоведом такого уровня как Алексей Варламов становится своеобразным уроком. Именно такой мастер-класс, позволивший заглянуть в творческую мастерскую писателя, и был организован медиа-клубом «Импрессум» во время его визита в Таллин.

Встречу на правах модератора открыл издатель северо-европейской «Комсомольской правды» и член правления клуба «Импрессум» Игорь Тетерин. Для начала он представил всех собравшихся в дискуссионном зале отеля «Euroopa», выразив надежду что встреча окажется интересной и познавательной, а Алексей Варламов расскажет своим балтийским коллегам, что представляет собой сегодня издательско-литературный мир России и даже поделится  некоторым «инсайдом».

После знакомства выяснилось, что за «круглым столом» собрались литератор и историограф Марат Гайнуллин, поэты Марина Викторова и Ольга Вукс из Объединения русских литераторов Эстонии, журналист и кинодокументалист Элла Аграновская,  историк  и журналист Илья Никифоров, а также целая творческая команда из Таллиннского университета - профессор русской филологии  Ирина Белобровцева, профессор Аурика Маймре, старший научный сотрудник Александр Данилевский, докторанты Дарья Дорвинг и Мария Последова.

Так как основные тезисы для дискуссии заранее были определены организаторами мастер-класса, то Алексей Варламов, сам потомственный филолог и человек науки, решил им следовать.

Первый вопрос был: «Откуда сегодня приходят писатели в литературу? И чему можно научиться в Литературном институте?». Алексей Варламов прямо сказал, что этот вопрос ответа не имеет. Нет определенных закономерностей. В жизни каждого писателя есть что-то, что приводит в действие спусковой механизм писательства. Но что это не знает никто. Возможно это какой-то личностный кризис.

Например, Александр Грин в молодости был эсером и членом боевой организации. Именно после этого он стал писать, когда заглянул в глаза смерти и отшатнувшись от перспектив стать террористом, рассказывал Варламов.

В случае с Алексеем Толстым была семейная травма, исказившая его натуру. Он лишь в 12 лет узнал, что его настоящий - отец - граф Толстой, член аристократической фамилии.

Можно прийти в литературу без литературного института, прямо заявил ректор Литинститута. Масса писателей в нем не учились. Есть мнение, что научить писать нельзя. Нынче в Москве популярны писательские школы на американский манер, где учат технике письма. Я сторонник подхода, что, если у человека таланта нету, то научить его невозможно, - уверенно констатировал московский литератор. Но атмосфера общения, среда литературного института создают атмосферу, воздействующую на человека.



Следующий вопрос дискуссии заострял внимание на том, есть ли секреты писательского успеха? Какая литература приносит автору славу, какая заработок, а какая бесславие?

- Не верю я в секреты писательского успеха,- признался Варламов. - И в общие законы писательского успеха не верю. Самые великие произведения создавались не для славы. Люди пишут не для чего, а отчего..., пишут по внутренней духовной причине.

Деньги - другая история. Тут можно учить, как зарабатывать писанием в массовых жанрах. Но вот Михаил Булгаков не писал для денег, хотя он уважал достаток. А Алексей Толстой с легкостью мог писать именно для денег. Он был ремесленником самого высокого пошиба. Толстой, если можно так выразиться, управлял своим талантом. Но есть писатели, которыми, наоборот, владеет их талант. Таким человеком был Михаил Булгаков.

А какова роль издателя в современном литературном процессе? Существует ли конфликт интересов между проектной и авторской литературой?

- Роль издателя огромна, - со знанием дела сказал Варламов,- издатель сегодня более важный человек, чем писатель. Ведь каждый может написать и за свой счет выпустить любую книгу, хоть сборник стихов, хоть роман. А попасть к авторитетному и успешному издателю очень ценно, очень престижно и очень непросто.

Насколько свободен современный российский писатель в выборе тем?  Существуют ли негласные тематические ограничения, скрытая цензура, непечатаемые авторы? Были заданы Варламову и эти вопросы.

- Сегодня в российской литературе нет вообще никакой цензуры, - сказала Алексей Варламов. - Я готов допустить, что есть цензура где угодно, но только не в литературе. Современным либеральным писателям абсолютно никто не мешает быть на российском книжном рынке.

Разумеется, разговор затронул и историческую темe в российской литературе, ее влияние на общественное мировоззрение и гражданскую ментальность?

- Любая тема влияет на мировоззрение и ментальность, - считает Алексей Варламов. - Повышенный интерес к исторической литературе мы сегодня действительно наблюдаем. Можно вспомнить и Улицкую, и Акунина, и Гюзель Яхину, и Быкова, и Захара Прилепина.

Профессор Ирина Белобровцева подняла важную тему, спросив Алексея Варламова, как он решает проблему мифов, «которые носятся вокруг ваших героев» и как московский литератор решает проблему «хороший писатель - плохой человек».

Ответ был ясен и прагматичен. Книга с жизнеописанием писателя сравнительно дорога, и человек в книжном магазине должен получить за свои деньги качественный продукт. Читатель покупает не меня, как писателя, а книгу о Булгакове, или книгу о Платонове и т.д. В этой ситуации быть максимально беспристрастным для меня главная задача. Собрать весь доступный архивный и библиографический материал очень важно. Основной принцип биографа «никому нельзя верить». Все врут. У биографа должна превалировать своего рода «презумпция недоверия». Все надо проверять и перепроверять.

- Писатели сами создавали о себе мифы, - продолжил свой рассказ Алексей Варламов. – Это были своего рода охранные грамоты в период советского лихолетья. И распространенные представления о них, как правило, не соответствуют действительности. Что касается проблемы «плохой-хороший человек», то мне плохие не попадались. Возможно, стоит говорить о неблаговидных поступках хороших людей. Но у меня нет права судить и ставить моральные оценки моим героям. Надо не судить их, а понимать, что ими двигало? Какова была мотивация?

- Кстати, спасибо вам за Ваши работы пл творчеству Булгакова, - искренне поблагодарил таллинского профессора московский гость и продолжил. - Я не считаю себя ученым. Я считаю себя писателем. Потребность исследования и потребность написания биографии различаются. Я, как и рядовой читатель открываю для себя своего героя, начиная с самых простых распространенных сведений, и постепенно шаг за шагом погружаюсь в глубины его личности... Мы как бы вместе с читателем пишем эту книгу. Она и не претендует на научность. Я на самом деле занимаюсь популяризаторством. Но все равно, в честном биографическом произведении не может быть прямой речи, пейзажей, выдумок, домыслов.

А вот в художественном романе "Мысленный волк" я проделал обратную работу, чем в биографиях. Но это художественный роман. И я четко разграничиваю эти вещи: литературная биография и художественный роман.

Было затронуто еще немало тем. Например, филологи горячо заспорили о творчестве Александра Грина. О том заслужена ли его слава, и можно ли свести Грина исключительно к повести «Алые паруса».

С не меньшей горячностью говорили о Ремизове, а затем и о Платонове. А завершило встречу обсуждение творчества современной писательницы Гюзель Яхиной.

По завершению дискуссионного мастер-класса было сделано коллективное фото его участников.

 


Новости клуба