Print this page

Новости

Литература и общество сегодня

27.07.2016

Гостем клуба «Импрессум» стал известный российский писатель и литературный критик Лев Данилкин

Лев Данилкин - человек, который прекрасно разбирается в литературе современной России. Открывая встречу, издатель газеты «Комсомольская правда - Северная Европа» Игорь Тетерин вспомнил, что днем раньше, во время дискуссии в литературном салоне клуба «Импрессум» с местными писателями, журналистами и филологами Лев Данилкин выдвинул весьма интересный тезис: российская литература сегодня - больше чем литература. Она стала своеобразной институцией российского общества, решая на духовном уровне вопросы, которые зачастую не могут решить государственные институции. А обозреватель «Комсомольской правды» и соучредитель международного медиа-клуба Импрессум Галина Сапожникова. Галина заявила, что Лев Данилкин, являясь авторитетным литературным критиком, давно стал незаменимым помощником российских читателей, рассказывая им, что следует читать и какие книги могут представлять для них наибольший интерес. За что его даже окрестили "Белинским 21 века".

После этого краткого представления гостя ему было предоставлено слово. Лев Данилкин скромно уточнил, что он ни в коем случае не считает себя литературным критиком, т.к. он максимально далёк от образа критика, как немолодого человека с профессорской бородой, пишущего по 40-50 страниц текста. Его интересуют только отдельные литературные произведения.

Вслед за этим он пунктирно обозначил свою биографию, объяснив присутствующим, каким образом начал заниматься тем, за что его знают и ценят. В середине 90-х он закончил филфак МГУ и затем поступил в аспирантуру. Так как филологи были никому не нужны, в этот переломный период его можно было обнаружить на рынке в Лужниках, продающим юбки и брюки, единственное достоинство которых, по его словам, было то, что их сделали в Пакистане, а не в Китае. Также он возил в Москву массандровские вина поездом из Симферополя. Времена с экономической точки зрения были не те, чтобы заниматься литературой и лингвистикой. А ближе к концу 90-х филолог Данилкин оказался в редакции русского Плейбоя.

Гость клуба «Импрессум» считает, что начало 90-х годов были самыми плохими и тяжелыми для русской литературы всего 20-го столетия. Печатали по большей части лишь то, что не было издано в годы советской власти: эмигрантская литература 1920-40 г.г., например. В 1990-м вышла в свет статья Виктора Ерофеева «Поминки по советской литературе». Новой же литературы на момент распада СССР толком ещё не появилось.

Однако во второй половине 90-х Лев набрёл на сборник рассказов писателя Владимира Сорокина. Сорокин берёт тем, сказал Данилкин, что от него всегда можно ожидать что-то странное и шокирующее. Вторым открытием Льва в 90-е был роман Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота», опубликованный в журнале «Знамя». Это был первый роман за все 90е годы, когда люди поняли, что литература может рассказать правдиво об окружающей действительности.

Следующим этапом творческой биографии Данилкина был журнал «Афиша». По словам гостя, во второй половине 90х из Москвы пытались сделать некое подобие Лондона. Предполагалось, что хипстеры со всего мира будут жить в российской версии Лондона. Для этого был создана по сути русская версия журнала «Тайм-аут», который изначально назывался «Вечерняя Москва», а спустя некоторое время был переименован в «Афишу». Достоинством и одновременно недостатком журнала было то, что рубрика «Книги» существовала наравне с рубриками кино, еда, дети. Такая высокая материя как новый роман в литературе был не большим событием, чем открытие в Москве французского кафе. Но благодаря данной рубрике в России привыкли к короткой рецензии на книгу объемом в 4000 знаков. Лев говорил о каждой книге в этой рубрике кратко и ёмко: каждая хорошая рецензия как короткое стихотворение в прозе, по словам гостя. Благодаря этой рубрике Россия узнала о ретродетективах Бориса Акунина.

Достаточно большое место в своем выступлении Лев Данилкин посвятил писателю Александру Проханову, которого он считает входящим в тройку ведущих писателей современной России. Знаковым произведением Проханова гость назвал «Господин Гексоген», при помощи которого российское общество переформатировали из общества, в котором доминировали либеральные смыслы, в общество путиниско-прохановское, где голосовать за Единую Россию уже не было странно. Проханов его привлёк, как выразился Данилкин, своими странными, но в то же время кажущимися яркими и любопытными идеями. Поэтому и родилась его книга об Александре Проханове «Человек с яйцом». Первоначально предполагалось, что эта книга будет написана в стиле «Диалогов с Иосифом Бродским» Соломона Волкова. Получилось же, что книжка стала перерастать в биографию живого человека. Это было довольно трудная работа. Как выразился Данилкин, проще писать биографию мертвых, т.к. там всегда есть отправная точка и конец.

Завершая свое вступительное слово, гость признался, что он всегда придерживался железного правила: литературный критик не должен дружить с писателями, иначе он превращается в критика, коррумпированного если не  деньгами, так дружбой. После чего Лев Данилкин предложил продолжить встречу в дискуссионном формате, пообещав ответить на любые вопросы публики.

Первый вопрос задал журналист Вячеслав Иванов из издания «Эксперт-Северо-Запад»: «В России писатель всегда был неким мессией, властелином душ, умом. Подразумевалось 3-5 фигур, таких как Толстой, Достоевский и Пушкин. Есть ли сегодня в России фигуры, которые могли бы претендовать на такую роль? Нужна ли вообще такая миссия и если нет, то почему?»

Гость высказал мнение, что тройка сегодняшних ведущих писателей может и не пройти испытание временем. В 1900-е в тройку входил Горький, Андреев и Толстой. Сейчас же мы не воспринимаем Андреева мессией. На сегодня в тройку писателей новой России входят Прилепин, Пелевин и Проханов. Пелевин прекрасно справился с расшифровкой поступков Путина периода начала 2000-х. Проханов при всей своей неоднозначности наиболее медийный писатель. Его «Господин Гексаген» поменял функцию литературы в российском обществе: которая теперь не находится отдельно от общества. Помимо вышеназванной тройки, в своём ответе на вопрос Вячеслава Иванова Лев обратил внимание и на других значимых писателей российской современности: Эдуард Лимонов и Дмитрий Быков.

Литература в России действительно стала той политической институцией, которая готовит почву для подлинного плюрализма в обществе. Литература, конечно, чем-то напоминает «взбесившийся принтер», но в этом творческом «безумии» есть своя правда. В российской литературе напрочь отсутствует цензура. Примером тому служит Дмитрий Быков, продолжающий получать литературные премии, среди спонсоров которых есть и государство, которое он жестко критикует.

Галина Сапожникова прочитала вопрос, поступивший в записке из зала: «Ваше отношение к роману Прилепина «Обитель», творчеству писателей Шаргунова и Полякова». От себя она добавила, что все три писателя были гостями  «Импрессума».

Данилкин ответил, что «Обитель» - это самый большой роман Прилепина за последние 10 лет, показывающий, что он дико вырос как мастер. Про Шаргунова гость сказал, что у него есть хороший слух на литературу, но он его все же пока оценивает как публициста. А Поляков - прекрасный рассказчик и один из лучших современных анекдотчиков. На реплику Сапожниковой по поводу романа Водолазкина «Авиатор» Лев парировал, что Водолазкин это историк литературы. В этом романе, по его словам, все-таки много банальных вещей.

Игорь Тетерин зачитал вопрос из интернета от Сергея Пегасова: «Вы как-то сказали, что много раз перечитывали «Незнайку на Луне» Носова. Почему?» По словам Данилкина, Носов - это современный Гоголь, только для детей. Это понятный ребёнку материал. Он даже чуть не написал книгу про Носова, считая что тот - великий писатель, у него уровень остроумия приближается к гоголевскому.

Игорь Тетерин зачитал вопрос от Эвелин Мельдух, который вызвал непонимание и даже шум в зале: «Известно, что Россия относиться к группе стран «строго» ограничивающей свободу слова в интернете. Вводятся списки «запрещённой» литературы. Скажите, борются ли современные писатели за свободу слова или как и в советское время придерживаются "одобрямса", вступив в общество поклонников ВВП». Лев Данилкин  указал на абсолютную абсурдность этого вопроса. Кто из писателей подобных Быкову, Улицкой подвергался государственным репрессиям?! Да, подонки обливают Улицкую зелёнкой, но, поверьте, не по воле Путина или Суркова. Или вот пример: Лимонов сейчас колумнист газеты «Известия». Заметьте, в английской газете «Гардиан» никогда не будут печатать британского Проханова или Лимонова.

Экономист Владимир Вайнгорт задал вопрос: «В русской литературе сегодня явно заметна определённая нота, которая отразилась в романе Максима Кантора «Красный Свет» и произведениях Веллера, который чётко чувствует время и запрос. Этот слой литературы однако не находит ответной реакции у критиков. Почему?» Лев Данилкин пояснил, что роль критика в современном значительно менее влиятельная, чем во времена Белинского. А вот премии в России сегодня - это функционирующий механизм, хорошо структурирующий литературное пространство.

Журналистка Светлана Иванова интересовалась, кого из эстонских писателей знает гость. Ей вторил Игорь Тетерин вопросом, полученным по каналам интернета: «В последнее время эстонцы стали героями российских анекдотов. А знают ли русские хотя бы что-то об эстонцах из современной литературы?». Гость признался, что единственное, что он знает из произведений эстонских авторов, так это «Муфта, Полботинка и Моховая Борода» Эно Рауда. До Москвы книги эстонских авторов, по словам Данилкина, не доходят.

Большой интерес публики вызвал тот факт, что Лев Данилкин пишет  биографию Ленина для Серии ЖЗЛ, которая выйдет в феврале 2017 года. Поэтому логичным выглядел вопрос одного из местных книголюбов: «Что побудило вас заняться написанием биографией Ленина? Кем в реальности был Ленин - как человек и историческая личность?»

- Есть миллион ответов, почему интересно писать книгу о Ленине, - сказал Лев Данилкин. - Ни один человек не изменил современный мир так существенно и радикально как Ленин. Ленин повлиял на историю половины мира, в том числе Индии и Китая. Но сегодня в книжных магазинах нет адекватной книги о Ленине, которая объяснила бы, как ему удалось изменить столь значительно мир. Знаете ли вы, что Ленин провёл четверть своей жизни в путешествиях. Советская историография умалчивала, что он приезжал на заседения РСДРП с фингалами, т.к. гонял на велосипеде и иногда падал. Мы многое не знаем о Ленине.

Учитель Алина Николаевна спросила: «В советское время было мало книг, но множество читателей. Теперь наоборот. Не ожидает ли русскую литературу кризис творческого и издательского перепроизводства?» Данилкин признался, что не знает ответа на этот вопрос. Сейчас действительно издается меньше хороших книг, чем в 2005 и 2010 году. Этот процесс волнообразный, и год 2016-й пока довольно скуден для российской литературы, сообщил гость клуба. Возможно, это связано с увяданием таланта Пелевина, изменением политической роли Быкова. Однако положительной хотя бы то, что с «подлеском» молодых талантов в русской литературе всё хорошо.

Вячеслав Иванов, как один из самых активных участников встречи, задал второй вопрос: «Наверняка вы знаете как минимум двух писателей с эстонским следом. Это Сергей Довлатов и Михаил Веллера. Оба здесь жили. Как вы к ним относитесь?» Данилкин признался, что в отличие от других, он не разделял преклонения перед Довлатовым. Довлатов - хороший рассказчик и анекдотчик. Веллер тоже был всегда замечательным рассказчиком, но гость не смог дать более подробной оценки Веллера, так как не знаком подробно с его творчеством.

Гостю особенно понравился вопрос про Эдуарда Лимонова: «Как вы относитесь к Лимонову как к писателю, как к политику и вечному бунтарю, и как к человеческой личности? Можно ли разделить эти три ипостаси?» В части писательской ипостаси, отметил Лев Данилкин, Лимонов невероятно талантливый писатель и литератор, он всегда придумает такой странный эпитет, который обычный писатель не подобрал бы. Лимонов для ряда молодых писателей, как они сами признаются, является литературным дедом. Что касается политической ипостаси и человеческих качеств, то Лимонов стал выстраивать партию по той же модели как и Ленин, т.е. сообщество профессиональных революционеров. Другое дело, что он взял ответственность за 18-летних молодых людей - посылать их в тюрьму и ломать им жизнь. Это показывает, что Лимонов - чёрствый человек. Как сочетается быть черствым сухарем и гениальным писателем, ответа у Данилкина не нашлось.

Библиотекарь Светлана констатировала, что критики одних писателей хвалят, других ругают. Светлану заинтересовало, как ко Льву Данилкину относятся писатели, которым он не воздаёт хвалы. Гость клуба отметил, что таких примеров у него найдется предостаточно. Что ещё раз подтверждает: критику нельзя дружить с писателями. При этом он пояснил, что сегодня невозможно убить рецензией карьеру писателя. Быть критиком, заметил гость, всё равно что быть пианистом в борделе. Критики в профессии долго не живут - к ним интерес пропадает довольно быстро.

Евгения Авакумова заинтересовало, кем бы стал Белинский, если бы учился вместе с Данилкиным. Гость ответил, что Белинский был остроумный писатель. Во времена Белинского в год выходило 6-7 романов, про которые можно было говорить; во времена Чуковского 12-13, в 2005 году Белинскому пришлось бы справляться с 80-90 текстами как критику.

Студент Сергей задал актуальный вопрос, связанный с сетевыми технологиями: «Есть книги, которые выходят только в электронном виде. Как относитесь к подобному литературному творчеству и сетевой словесности?» Лев ответил, что совсем недавно в шорт лист премии «Национальный бестселлер» попала книга, которую опубликовали только в сети. Граница между напечатанными и неизданными книгами в России сейчас стёрта. Опубликованная лишь в сети книга, как показал вышеупомянутый пример, может спокойно попасть в центр общественного внимания за счёт премиального механизма.

Галина Сапожникова вернулась к теме ключевого влияния потрясений 90-х на российскую литературу и задала вопрос, сколько ещё лет этот тренд будет определять развитие русской литературы, и какая по силе психологическая травма способна изжить травму от 90-х? Лев подметил, что трагедия 1917 года ещё не изжита, но психической проблемы уже нет.

Прозвучал вопрос из зала: «Если сравнить современную российскую литературу с литературой 19 века, то какие сходства и отличия имеются?» Гость ответил, что в 19 веке литература была молодой, не совсем уверенной в своих силах. Литературу 20 и 21 века таковой никак не назовёшь. В 19 веке не было общественных травм, связанных с прошлым. История России для Толстого, Чехова и Достоевского не представляла особых тайн. Современная русская литература бесконечно разбирается в прошлом. И озабочена этим гораздо больше, чем нежели в 19 веке.

Последний завершающий вопрос задала гостю Галина Сапожникова: «Что вы порекомендуете нам почитать этим летом, кроме «Незнайки на Луне?  Назовите книги, которые должны были стать событием, но не стали?»

Подумав, Лев Данилкин огласил список книг, которые на его взгляд доставить истинную радость поклонникам настоящей русской литературы. Вот он:

  1. Большой и трогательный роман Евгения Войскунского «Румянцевский сквер» (действие романа происходит в России 90-х с людьми, прошедшими бои в эстонском Мерекюла в 1944 г);
  2. Похожие на скрябинские симфонии, сильные захватывающие романы дико талантливого писателя Сергея Самсонова «Железная кость» и «Аномалия Камлаева»;
  3. «Похождения Вани Житного»  писательницы Вероники Кунцурцевой;
  4. «Убить Фюрера» Олега Курылёва;
  5. Наконец, «Воскресенье в Третьем Риме» переводчика Владимира Микушевича, описывающее Россию за последние 100 лет.

 

Встреча с Львом Данилкиным в клубе «Импрессум» длилась 2 часа. По ее завершении авторам трех лучших вопросов были вручены книги гостя. Вы можете более подробно ознакомиться с тем, что говорил Лев Данилкин во время этой интересной и познавательной встречи, посмотрев наш видеоотчет.


Фото: Анастасия Мяльсон

 


Другие новости