Print this page

Пресса о нас

Писатель Елена Чудинова: "Европейская добродетель, доведенная до абсурда, превращается в порок"
Писатель Елена Чудинова:
Лиана ТУРПАКОВА
23.08.2017

Елену Чудинову относят к писателям-футурологам. Она автор нескольких исторических романов, самым известным из которых стал роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери»

Елену Чудинову относят к писателям-футурологам. Она автор нескольких исторических романов, самым известным из которых стал роман-антиутопия «Мечеть Парижской Богоматери». Легко догадаться, что книжка рассказывает о мире, где Европой правят радикальные исламские иммигранты.  После этого романа Елену стали называть "пророком" и "русской Кассандрой".  "Я писала эту книгу и чувствовала свою правоту, - говорит Чудинова в одной из публикаций. - Я очень рада, что к книге прислушались те, кто пытается понять корни современного мусульманского терроризма и исламистской экспансии. Важно осознать, что случившееся во Франции является всего лишь еще одним шагом в плане реализации глобального исламистского сценария".

Новый роман Елены Чудиновой «Победители» (Е пишется как "ять") рассказывает о Гражданской войне в России, времени, полным чудовищных потерь и жизненных трагедий, том лихолетье и переломном моменте в истории России, которое до сих пор вызывает жаркие дискуссии и которое интересовало Чудинову с детства.

О своих книгах, среди которых есть и детские, своими альтерантивными взлгядами на историю, собственным видением современного мира Елена Чудинова поделится 24 августа на открытой встрече в клубе "Импрессум".

"Вечерка" же расспросила Елену о бесхребетности Европы, силе ислама и проблемах беженцев.

Многие жители Эстонии боятся массового наплыва беженцев и счастливы, что миграционная политика государства довольно жесткая, что делает нас не слишком привлекательной средой обитания для пришлых людей. Насколько, на ваш взгляд, обоснованы страхи христиан перед носителями исламского вероисповедания, так ли страшен черт, как вы пишите в своей книге «Мечеть Парижской богоматери»?

Понимаете, процесс этот сложносочиненный, идущий разнообразными путями. Вы сейчас по сути сказали, что неблагоприятное экономическое положение является положительным фактором. Но ведь жители Эстонии едва ли хотят постоянно жить в неблагоприятном экономическом положении. Правительство работает, чтобы был рост экономики, создавались рабочие места. И, следовательно, как только рост экономики пойдет вверх, проблема усилится. Что лучше: сидеть в безработице и без экспансии или получать хорошую зарплату, но часть денег отчислять, как это делается во Франции, на строительство муниципального жилья.

Вообще или для беженцев?

Муниципальное жилье практически всегда ДЛЯ. Эти специфические квартиры, которые мы привыкли называть «хрущевками», были придуманы во Франции. Муниципальное жилье легко узнать по двум признакам: на балконах тянущиеся веревки, на которых сушится одежда разновозрастных людей, что для французов является дикостью, и огромные спутниковые тарелки – иммигранты не слушают местное радио и не смотрят местное телевидение.

Отмечу интересный феномен. Вот три поколения людей из бывших колоний живут во Франции. Деды значительно лучше владеют французским языком, чем их внуки. Потому что они приезжали наниматься на дешевые рабочие места, казавшиеся им подарком судьбы, они хотели встроиться во французское общество. А многие из их внуков, да и детей, не работали ни дня в своей жизни, так как социальная помощь выросла до фантастических размеров. Внуки имеют жилье от государства, пособие по безработице. Они молоды и полны сил, но не заинтересованы работать. Кому они нужны? Экстремистам. И проблемные во всех отношениях подростки группируются вокруг радикального ислама. В их среде не принято учиться, а среда для подростков играет колоссальную роль. Нет у них мотивации изучать французскую культуру. Поэтому в школах общественный договор: учителя делают вид, что преподают, ученики делают вид, что учатся. Ситуация достаточно жесткая.

К экстремистам примыкают и, скажем так, белые молодые люди. В чем сила посулов ислама?

Да, это ад. Молодежи промывают мозги, и они туда бегут. Полагаю, тут большой набор. С одной стороны, в современной Европе все зыбко, все уважают чужие мнения, а тут кто-то приходит и раскладывает все по полочкам: надо делать так и так, пять раз молиться, все остальные люди – неверные. Наступает ясность, а для 20-летних ясность, когда белое называется белым, а черное черным, - момент соблазнительный. Молодой человек нуждается, чтобы ему указали, где белое и черное. Молодым интересно примерить на себя новую мировоззренческую модель.

Есть версия, что развал Европы – дело рук США, которым выгодна слабая Европа, разбирающаяся со своими конфликтами. В таком случае выигрывает великая сильная Америка.

Где великая сильная Америка? Боюсь назвать точный процент, но баснословное количество граждан великой сильной Америки не имеет медицинской страховки. И сейчас США стоят на грани гражданской войны, которая закончилась 150 лет назад. У меня ощущение, что деструктивные процессы вышли из-под чьего бы то ни было контроля и, раскручиваясь, идут сами по себе. Я не вижу, что Америка нарочно транслирует исламскую экспансию в Европу.

Европа сама себе подрубила сук, на котором сидит?

В общем, да

Почему христианский мир ничего не может противостоять?

Потому что это постхристианский мир. Сейчас мы релятивисты. А человек без религии не очень уверен в себе. Пока христиане были абсолютисты, они правили миром. И я бы сказала, к пользе этого мира. В стенах европейских университетов зарождались науки, плодами которых пользуется весь цивилизованный мир. Европейцы потеряли главный стержень – они попали в капкан толерантности, они боятся сказать, что они более правы, чем остальные. Человек думает: я не могу сказать, что моя вера истинная, потому что обижу других людей.

Сейчас повсеместно переписывается история, Европа задним числом осуждается, придумываются сказки о прекрасном развитии исламского мира. Где он был? Нам говорят: был великий Авиценна. Где его ученики? Почему каждый медицинский пункт открывает европейская цивилизация?

На самом деле исламская цивилизация стагнирующая, но при этом чрезвычайно энергичная. Европейцы озабочены своим гуманизмом. Вроде это добродетель – быть терпимым. Но добродетель, доведенная до абсурда, превращается в порок. Да, нехорошо преследовать людей за их религиозные убеждения, но преследовать себя за свои религиозные убеждения еще и нелепо.

У вас жесткая позиция. Приходилось сталкиваться с критикой или неприкрытой ненавистью?

Я христианка, не релятивистка. Приходилось сталкиваться не только с критикой. На меня фетву сочиняли…Одного моего соратника отца Даниила Сысоева убили в Москве во время вечерней службы за то, что он крестил мусульман. Его предупреждали, пугали и убили. 35 лет было. Игра такая идет. Не для слабонервных.

Реально, что над Собором Парижской Богоматери будет полумесяц?

Мы же видим примеры: Северный Кипр, где, правда, несколько веков назад, но были переделаны католические храмы в мечети, мечеть Святой Софии в Стамбуле. А что в этом невозможного? Если быстрыми темпами меняется население. Рождаемость исламского населения в Европе пугает. Как сказал один религиозный деятель из Бельгии отец Самюэль, каждый мусульманский ребенок в Европе – бомба замедленного действия.

За такие слова можно схлопотать!

Его пытались привлечь к ответственности, но он сам - человек влиятельный и среди его духовных детей есть и высоко стоящие.

Ваш прогноз: что может переломить ситуацию?

Не знаю, не к этому идет.  Об ограничении миграции должно заботиться правительство, оно должно менять систему материальных льгот и мотивировать работать тех, кого уже нельзя никуда деть из страны. Как сказал мне один читатель-француз: я хорошо зарабатываю, из своего кармана я кормлю 5 арабов. И правительство не понимает, что шестого я уже не прокормлю – иначе сам останусь голодным. А если такое произойдет, то эти пятеро пойдут требовать денег и крушить все. Не сажайте мне шестого!» Так и есть: механизм социальных льгот не беспределен.

 


Новости клуба