Print this page

Пресса о нас

Футуролог: экспансия ислама - угроза всей цивилизации
Футуролог: экспансия ислама - угроза всей цивилизации
Денис Пастухов
25.08.2017

Sputnik Эстония встретился с русской писательницей и публицистом Еленой Чудиновой, автором резонансного романа "Мечеть Парижской Богоматери", и побеседовал с ней о начавшейся в 1917 году Гражданской войне в России и Белом движении, романе "Мечеть Парижской Богоматери" и опасности ислама для нашей планеты

Чудинова прибыла в столицу Эстонии в качестве гостьи международного медиа-клуба "Импрессум", в рамках которого 24 августа состоялась также беседа со всеми желающими на тему "Будущее Европы глазами писателя-футуролога".

- Первое ваше крупное произведение "Держатель знака" об Октябрьской революции 1917 года и Гражданской войне в России. Многие отрекаются от своих творений, написанных в юные годы. Например, известный советский писатель Юрий Трифонов говорил о своей повести "Студенты", за которую получил Сталинскую премию, что это, мол, детско, несерьезно. Что для вас "Держатель знака"?

— Все несерьезные произведения отправлены в печку. Это то, что написано до 20 лет. Роман "Держатель знака" был начат в 21 год, и я полностью отвечаю за него: это книга юная, но уже моя. Мне очень приятно, что ко мне сейчас приходят люди, которые на этой книге выросли.

- Октябрьская революция — это историческая неизбежность или случайность?

— Это прежде всего катастрофа. И не только для России, но и для всего цивилизованного мира: нет европейской страны, на судьбе которой не отразилась бы судьба гигантской Российской Империи. И мир пошел тогда, сто лет назад, не по той дороге. Кстати, к этой дате в 2017 году я представила публике свой новый роман "Победители". Название это пишется через букву "ять", поэтому читателю ясно, о чем пойдет речь. Этой книгой я возвращаюсь к "Держателю знака" — таким образом, замыкая свой творческий круг.

- Ваши симпатии целиком на стороне Белого движения?

— Речь не идет о симпатиях. У меня есть даже медаль "Девяностолетие Белой борьбы", которую мне вручил РОВС — старейшая белогвардейская миграционная организация. Я до сих пор исповедую те идеи, которые двигали белыми воинами, стоявшими на страже порядка и противопоставлявшими законность произволу, христианство — агрессивному безбожию и цивилизацию — ломке устоев.

- Роман "Мечеть Парижской Богоматери" вышел в 2005 году и вызвал большой резонанс. Это самая удачная ваша книга?

— Нет. У меня есть произведения в художественном плане превосходящие это. Но эта книга попала в болевую точку цивилизации: она написана вовремя, то есть является самой актуальной среди моих книг, и была воспринята, кстати, очень многими с огромным негативом.

- Вы получали угрозы в связи с ее написанием?

— Не люблю об этом говорить, чтобы не попасть в глупое положение — "то ли жалуешься, то ли хвастаешься". Например, Даниил Сысоев, мой соратник и активный миссионер среди мусульман, активно одобрявший "Мечеть Парижской Богоматери", был убит во время службы в Москве — вот это серьезно. А я, спасибо Господу, жива, поэтому о каких-то угрозах говорить нет смысла (наверное, я слишком грешная, чтобы стать мучеником).

- Считаете, что пророчества этой книги могут сбыться?

— Мне ничего не надо считать. Ко мне часто приходят и признают мою правоту, а все происходит само собой, к моему величайшему сожалению. Сегодня утром в гостинице я получила дайджест новостей, который предлагают постояльцам. В разделе "Новости мира" прочла о том, что террористы в Барселоне собирались взорвать храм Святого Семейства, а в отношении муллы из Швейцарии заведено дело об экстремизме. Все это говорит само за себя.

- Угроза миру исходит только от исповедующих ислам?

— В настоящее время — да. И правда, нет ни одного крупного террористического акта за последнее время, совершенного людьми прочих религий, вдобавок все теракты на данный момент происходят под религиозными лозунгами, а не расовыми, к примеру. Именно эта религия движет к убийству. Кстати, ислам — не раса, многие представители ислама — белой расы. Об этом часто забывают, поэтому обвинение меня в расизме не может быть верным.

- Почему именно ислам стал угрозой человечества?

— На это оказал влияние целый ряд факторов. Например тот, что исламский мир в свое время стал разменной монетой в борьбе сверхдержав. Он был технически отсталый, и его хорошенько вооружили и вывели на арену. Когда пошли колоссальные нефтяные деньги, все вышло из-под контроля. Прочих факторов я с ходу не назову, но то, что ислам опасен — это данность и факт.

- Как миру победить терроризм?

— Мы забываем, что мы — цивилизация закона. Русские, например, жили по своду писаных законов еще тысячу лет назад. А теперь нам выдвигают за добродетель институт кровной мести, шариатские суды. Если мы вернемся к европейской системе ценностей — с отстаиванием нашего образа жизни, к христианству, если мы перестанем играть в поддавки, не будем столь либеральны и толерантны, то сможем победить. Но тут нужна мудрость наших правителей.

- Что вы подразумеваете под словом "мы"?

— Прежде всего — это народы христианского генезиса. И если мы потеряем свои соборы, то мы потеряем всё. Ведь последние лет 50 — 60 показали наглядно, что человек и общество долго без религии не живут. Взять 60-е годы прошлого столетия: в церковь ходить не надо, разводись сколько угодно, живи свободно, постов не соблюдай — все прекрасно. Потом пошли депрессивность и комплекс вины. В этом и кроется слабость нынешней Европы — в отсутствии сверхценностей, главная из которых — религия.

- Планируется ли экранизировать какое-нибудь из ваших произведений?

— Я получала много предложений по экранизации "Мечети Парижской Богоматери", но пока ни одно из них меня не устроило. Это ведь очень страшная книга, где я говорю о цивилизационной угрозе — всему тому, что я бесконечно люблю: нашей жизни, нашим храмам, нашим музыке, литературе и живописи. В этом вопросе я должна иметь весомое право голоса: мне не нужно, чтобы сняли просто очередной боевик с хорошими и плохими парнями.

- Вы говорили о многих ошибках, которые сделало и продолжает делать человечество. Взять хотя бы конфликт России и Украины. История, получается, ничему не учит?

— Да, к сожалению, ничему. Ситуация с Украиной — отдельная боль для меня. Незадолго до печальных событий мой знакомый написал в "Живом журнале": "Мало ли кто о чем говорит на кухне или ругается — это ведь ерунда на фоне наступающего ислама. Вы можете представить, чтобы украинцы и русские друг друга убивали?". И все соглашались, что это невозможно. Но случилось — и это для меня особенно страшно.

- Если поговорить о литературе, то кто ваши любимые писатели и с кем вы общаетесь или общались?

— Любимый писатель — это Владимир Набоков, прекрасный стилист и великолепный "шахматный игрок" — сложность его композиций завораживает. В современном литературном процессе меня связывали дружеские отношения с недавно ушедшими из жизни писательницами — Юлией Вознесенской и Ириной Ратушинской. К слову, они обе были узницами совести. "Тень портрета" Ратушинской я считаю виртуозным произведением — там показаны технологии манипуляции с мышлением: как тоталитарная власть способна ломать человека, механизмы этого процесса.

- А что, по-вашему, делает писателя настоящим?

Честность. То есть ничего нельзя изменить в том, куда ведет душа, в угоде конъюнктуре, страху, деньгам. Писатель должен быть абсолютно свободен от внешних мотиваций и связан собственными принципами и взглядами. На компромиссы в творчестве идти нельзя, потому что творчество за это может жестоко наказать.

 


Новости клуба