Print this page

Мир глазами гостей нашего клуба

Захар Прилепин о демократии и тирании
Захар Прилепин о демократии и тирании
Захар Прилепин
22.11.2017

Российский человек очень часто размышляет о себе по принципу: «Я така затуркана, така затуркана»..

Он искренне верит, что не обладает полнотой информации ни о чем – в то время как на чудесном Западе есть истинные свободы, есть та самая демократия, ее можно попробовать, пригубить. И чем западнее, тем демократичнее.

В этом контексте среднестатистический российский человек сразу и не может понять, например, что такое произошло с Мерил Стрип – прекрасной американской актрисой.

На днях она приняла участие в церемонии награждения премией International Press Freedom Award, присуждаемой международным Комитетом по защите журналистов за «мужество во имя защиты свободы слова».

Она уделила особое внимание тем, кто, по ее словам, «заплатил за свои вопросы слишком высокую цену». Стрип назвала имя ведущей «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр, которая получила ножевое ранение горла, находясь в редакции радиостанции. Актриса упомянула также других представительниц журналистской профессии – Юлию Иоффе и Машу Гессен.

Гессен победила на этом конкурсе в категории «Нон-фикшн» с книгой «Будущее – это история. Как тоталитаризм снова завоевал Россию». В книге ведется речь о том, какая хорошая у нас была перестройка и как плохо все завершилось – убийством Бориса Немцова и наступлением диктатуры.

У нас могут какие угодно быть взгляды на жизнь и на сущее, но любой вменяемый человек в силах осознать, что картина жизни в России за последнюю четверть века несколько сложнее. Журналисты по тем или иным причинам гибли в самые разные времена, и в этом смысле никакой разницы между нападением психопата на Фельгенгауэр и убийством, скажем, Владислава Листьева в благословенные годы демократии Ельцина – нет. Равно как и разницы между убийством в те же самые времена Галины Старовойтовой и гибелью Бориса Немцова в наши времена.

 

Обратите внимание, что в рамках становления «молодой украинской демократии» политиков и журналистов убивают с завидной периодичностью – но разве мы в силах вообразить себе, чтобы Мерил Стрип про это не то чтобы вспомнила, а вообще – знала?

Она может услышать по этому поводу только то, что путинское кагэби убивает журналистов не только в России, но вообще по всему миру – и однажды, понимает в ужасе Мерил Стрип, путинские длинные руки дотянутся и до нее.

Вы думаете, я иронизирую? Нет, это их реальная картина мира.

Россия – объективное и чудовищное зло, Маша Гессен и Таня Фельгенгауэр стоят на пути этого зла. Никакой другой информации у этих людей нет, они ее не ищут и найти не в состоянии.

Нам надо осознать несколько банальных вещей: на Западе никто не читает по-русски. 99% СМИ, которые издаются там, подают, мягко говоря, специфическую информацию. В целом – либо объективно антироссийскую, либо субъективно русофобскую.

Еще, конечно же, есть кино. Мерил Стрип не только снимается в кино, но и смотрит кино.

«Форсаж 8» – самая кассовая кинопремьера года. По сюжету фильма актер Вин Дизель заставил русского министра обороны отдать ядерный чемоданчик. Команда Вин Дизеля разнесла секретную российскую базу. Это правильно, понимает американский зритель, это праздник.

И это вам не «Спящие» Юрия Быкова – это четкая, злая, последовательная работа.

Другая новинка – «Бэтмен против Супермена», Бен Аффлек в роли Бэтмена. Там тоже есть русский персонаж – террорист, которого, само собою, взрывают. Супермен в небесах ломает российскую ракету и демонстрирует ее кусок с надписью «Роскосмос». Красота!

Это все, что американцу и конкретно Мерил Стрип надо знать о России. Супермен, Дизель и Гессен рассказали о нас более чем достаточно.

Среднестатистический американский человек знает про Россию в лучшем случае две-три фамилии: Путин, Солженицын, Ельцин, Горбачев, ну, может быть, еще Емельяненко… но про Емельяненко забыл, скорей всего. А так – ГУЛАГ, степь да степь кругом, тирания, ядерная бомба – вот круг знаний. А! Еще хакеры.

 

Русский человек знает про США тысячи вещей, которые даже не учитывает, не осмысляет: десятки американских политиков, десятки американских спортсменов, десятки американских певцов, история Америки и так далее, и тому подобное. Это ж все наша разнообразная родня: Джек Лондон, Мартин Лютер Кинг, Марк Твен, Джон Кеннеди, Луи Армстронг и так далее до бесконечности.

В этом смысле любая информация, которая поступает к нам из США, – пусть даже в контексте «пропагандистских» программ типа «Время покажет» и «60 минут» – попадает в сложнейший интеллектуальный контекст. Да, я понимаю, что я говорю, и даже готов повторить: в сложнейший интеллектуальный контекст.

А там – контекста никакого нет вообще.

Мы можем только пожалеть этих людей.

Причем речь ведь не только про янки. Плюс-минус схожие и вполне себе глубокие представления у нас про Италию, Германию, Польшу, Великобританию, Испанию и так далее. И плюс-минус такие же ограниченные, практически отсутствующие представления у них о нас. Чуть получше дела обстоят во Франции, но и там картина все печальней и печальней.

Нет с них никакого спроса. Дети малые они. Спросить мы можем только с себя.

Помню, приехал я впервые в США десять лет назад. Мы тут в Нижнем как раз боролись против уплотненной застройки и прочих чудачеств губернатора Валерия Павлиновича Шанцева (которого я с каждым годом ценю все больше). Ночами в Нижнем мы охраняли дома, которые собирались снести, дрались с полицией, прогоняли бульдозеристов.

Не без удовольствия я рассказал про это старому американскому журналисту. Ну, как американскому – еврейскому эмигранту из Советского Союза, живущему в США уже лет тридцать.

– Милый мой, – сказал он мне печально и ласково, – если б вы делали то же самое в Нью-Йорке, вы бы сели на самые разные сроки – от десяти лет и выше. У нас в Нью-Йорке были такие же ребята, они спасали (он назвал, какое именно) здание в центре. В общем, двадцать человек из них село и сидит, а их руководитель – просто исчез. Исчез, и никто не знает, где он.

Может быть, Мерил Стрип знает? Может быть, она скажет нам и об этом тоже?

 


Новости клуба