Print this page

Пресса о нас

Чтобы рассказывать людям о спорте, надо его не только знать изнутри, но и спортом жить
Чтобы рассказывать людям о спорте, надо его не только знать изнутри, но и спортом жить
Элла АГРАНОВСКАЯ
04.04.2018

Наш собеседник - комментатор Первого канала российского телевидения Александр ГРИШИН, который побывал в Таллине по приглашению международного медиаклуба «Импрессум»

 

Стадион – это тоже сцена

– Почему выбирают профессию спортивного комментатора? Потому что интересно проживать этот спектакль?

– Мне очень нравится сравнение спортивного события со спектаклем. Но я бы не назвал это профессией. Говоря высокопарно, это призвание. Мне всегда был очень интересен спорт. Чуть позже стало очень интересно телевидение. При том что я пришёл относительно туда поздно, мне было 24 года.

– Ну да, «я пришёл в спорт поздно, мне было уже 8»…

- Примерно так же (смеётся). И мне очень повезло: это был прекрасный канал – 7ТВ, который просуществовал около трёх лет. Когда он закрылся, мы отправились в свободное плавание. Но на момент моего прихода там собралась, как я сейчас понимаю, совершенно уникальная творческая команда. И вся она сейчас в России на хорошем счету.

– По какому принципу выбирали виды спорта для комментирования?

– Думаю, сейчас для меня не составит никакого труда работать на любом виде спорта. Хотя понимаю, что велосипедный спорт, особенно шоссейный, и автогонки – самое сложное для комментирования. А из игровых – хоккей. Всё остальное значительно проще.

– И футбол проще?

– Безусловно! В футболе скорости совсем другие. И потом, всё-таки большая поляна: если работаешь со стадионом, видишь общую картинку. Плюс к этому в футболе постоянный состав, а в хоккее смена происходит примерно раз в 40-50 секунд, и нужно знать, кто в каких сочетаниях играет, кого выпускают в новых сочетаниях и так далее. Хоккей я не комментирую. Но мне хватает того, что у меня есть: специализируюсь на фигурном катании, и еще автомобильный спорт.

Ну, к футболу отдельный интерес: сами понимаете, в России это спорт номер один, при том что футбольная сборная особых успехов не добивается или добивается по большим праздникам. Тем не менее интерес спортивно настроенной публики к футболу - по сравнению с другими видами спорта - относительно постоянен и велик.

– Помню из детства: папа был азартным болельщиком, мне нравилось смотреть с ним за компанию, и когда в полуфинале чемпионата мира по футболу 1966 года Игорь Численко вместо того, чтобы погнаться за мячом, погнался за немецким футболистом и надавал ему по шее – его удалили с поля, и мы переживали жутко! Кстати, подобное нормально для футбола?

– Конечно, ненормально, но очень его украшает. Прошло примерно полвека – мы до сих пор об этом говорим. Даже я это знаю, хотя матч не смотрел. Спорт – это театр. Вы же сами сравнили спортивное событие со спектаклем. Но это спектакль с непредсказуемым финалом, что, безусловно, усиливает интерес публики. Мы никогда не знаем, будет ли хэппи-энд, будут ли актёры играть бесцветно и уныло или же, напротив, возникнет феерия. И это в спорте привлекает прежде всего.

Влияет ли на спорт климат?

– Российским футболистам катастрофически не везёт. По-че-му?

– Я бы не назвал это везением или невезением.

– Просто ходят по полю вместо того, чтобы бегать?

– Несмотря на то, что российская - а раньше советская - публика очень любит футбол, у нас всё-таки нет глубоких победных традиций, как у тех стран, которые этот вид спорта культивируют. У нас всё держится на давней любви и на современной реальности, то есть любви к этому виду спорта богатых людей, которые хотят его развивать в отдельных клубах или в отдельных городах, как, например, в Краснодаре. Там построен один из двух лучших стадионов в стране, там сейчас, пожалуй, лучшая школа молодого поколения, там одна из 5-6 лучших команд в стране. Это сделано за последние 10 лет. Что же касается собственно футболистов, то у нас ведь и климатическая составляющая сильно отстаёт от традиционно успешных в последние 20 лет Испании и Италии или Бразилии с Аргентиной.

– Вы полагаете, климат действительно играет большую роль?

– Это всё-таки симбиоз, это совокупность. Россия – северная страна. В России хорошо бегают на лыжах, катаются на коньках, в том числе фигурных. В Москве весь город выходит на каток в парке Горького и на ВДНХ. В России последние 90 лет хорошо играют в хоккей – с тех пор, как он появился в стране. В футбол чаще всего играют не очень хорошо. И когда появляются эти всплески и вспышки, как в 1956 году, в 60-м, 66-м, 88-м и 2008-м, это воспринимается страной на ура. На мой взгляд, футбол популярен еще и по той причине, что он очень прост. Что может быть проще, чем затолкать круглый мяч между двух палок, камней, портфелей?

– Комментируя соревнование, вы болеете за каких-то спортсменов?

– Конечно.

– То есть у вас есть свои любимчики среди фигуристов?

– Но я ведь такой же живой человек, как все.

– То есть, грубо говоря, вы не всегда объективны?

– Если участники соревнования мне мало знакомы, всё гораздо проще: я отстранённо вижу достоинства и недостатки. Гораздо сложнее, если ты кого-то хорошо знаешь. Сейчас я знаю практически всю российскую сборную, причём не только со спортивной, но и с человеческой стороны. Мне кажется, это добавляет красок репортажу и, вообще, помогает: ты искренне болеешь, ты обеспечиваешь публике живые эмоции, которые нельзя наиграть.

Наши фигуристы дают фору футболистам

– Вам не кажется, что с ужесточением требований к фигурному катанию оно – как спорт, а не как балет на льду – отчасти утратило романтичность, воздушность, полётность, стало как-то мощнее и жёстче. Правда, Липницкая казалась невесомой…

– Липницкая исполняла все те же элементы, которые исполняют девочки и в настоящий момент. Не хочется подпускать шпильки в адрес Юли, но у неё был далеко не самый высокий прыжок, то есть она его исполняла надо льдом, поэтому раньше и более плавно приземлялась. А потом, у нее далеко не самая высокая техника исполнения «акселя» - одного из тех прыжков, которые легко обнаружить неискушенному зрителю, потому что он исполняется с хода вперед, все остальные прыжки исполняются с хода назад. И «аксель» - единственный прыжок, который имеет не целое, а дробное число оборотов – полтора, два с половиной, три с половиной, четыре с половиной не делает никто, ни среди мужчин, ни, тем более, среди женщин. У Юли техника исполнения этого прыжка была далека от идеала, и это было заметно.

– Но она всё-таки фигуристка, а не Валерий Брумель, который прыгал над планкой выше всех.

– А это, кстати, очень важно – высокий прыжок поощряется, за счёт высокого прыжка ты можешь скрутить большее количество оборотов. То есть если ты выпрыгиваешь на полметра, тебе по умолчанию проще довернуть еще оборот, чем если ты выпрыгиваешь на 10 сантиметров ото льда. Простая арифметика, второй класс.

– Зато система судейства усложнилась просто немыслимо.

– Вот поэтому фигурное катание не имеет такой массовой популярности, как футбол. Что такое зритель? Зритель – человек, который за свои деньги на стадионе либо за собственное время у телевизора хочет получить максимум удовольствия и расслабления. Почему публика очень любит блокбастеры или лёгкие комедии, а авторское кино, над которым нужно думать, как правило, не пользуется популярностью? В блокбастере кто-то бежит, стреляет, настигает – и спасает! Это легко. То же самое в футболе. А в фигурном катании, пока ты разберёшься, чем один прыжок отличается от другого, сколько она или он сделали оборотов, какие еще существуют правила, что там наставили судьи, уйдет огромное количество времени.

– В наше время было много.

– Парирую. Сейчас фигурное катание на новом витке популярности, особенно на фоне женского бума - точнее, девичьего, - который существует в России, поскольку наши фигуристки катают потрясающие, красивейшие программы и добиваются успеха. Могу об этом говорить с уверенностью, поскольку обладаю цифрами. Трансляции чемпионата Европы на Первом канале смотрело больше народу, чем трансляции матчей сборной России по футболу против команд Аргентины и Испании. Вдумайтесь! Аргентина и Испания в соперниках, а люди смотрят на Медведеву и Загитову. Это показатель.

– Правильно. Потому что телевизор, в основном, смотрят женщины, а выступления Медведевой и Загитовой значительно красивее и эффектнее, чем беготня по полю каких-то футболистов.

– Тем не менее, в массе, футбол популярен.

А Пхёнчхан разочаровал

– Какое впечатление произвела на вас Олимпиада в Южной Корее? Ужасное?

– Я вообще люблю Олимпийские игры, это очень яркое событие. В целом Олимпиада – это хорошо. Но если сравнивать Олимпиаду в Пхёнчхане с теми, что я видел, она проигрывает всем без исключения, даже Рио. Трибуны заполнялись плохо, билеты были очень дорогие, организация отвратительная. Когда ты уезжал дальше чем за километр от олимпийского парка, ничто не свидетельствовало о том, что в городе проходят Олимпийские игры. Плюс ко всему было дико холодно. Южная Корея несколько циклов подряд боролась за проведение этой Олимпиады, и я думал: ну, наверное, будет какая-то сверхфеерия. Когда приехал туда, увидел, что Олимпиада вообще никому не нужна, то есть абсолютно.

– Этому есть объяснение?

– Нет. Во всяком случае, я найти не могу.

 


Новости клуба