Print this page

Дискуссии

Классики русской литературы в современном прочтении

25.05.2018

Разговор на эту тему состоялся 24 мая 2018 года в пресс-салоне медиа-клуба «Импрессум». Гостем салона стал известный российский писатель, журналист и литературовед Павел Басинский. Героями его известных книг стали такие разные писатели, как Лев Толстой и Максим Горький.

На встрече присутствовали: журналист ЭТВ+, кинодокументалист Элла Аграновская, журналист газеты «Столица», культуролог Борис Тух, журналист Радио 4 Александр Лукьянов, писательница Марина Викторова, поэтесса Анастасия Крейсон, поэтесса Олеся Балакирева, деятель культуры Марина Теэ, журналисты Ирина Калабина и Ольга Титова, актриса Русского театра Татьяна Маневская.

Главный редактор газеты «Комсомольская Правда» в Северной Европе» и соучредитель клуба «Импрессум» Игорь Тетерин, как обычно, представил гостя, назвав его также и литературным критиком. В ответном слове Павел Басинский уточнил, что литературным критиком сейчас себя не считает, хотя и закончил отделение критики Московского Литературного института,  активно занимался критикой в 90-е годы, в пору кризиса, когда всем, и литераторам тоже, надо было элементарно заработать (даже в «Литературной газете» не платили зарплату). Тогда это было интересно, появилось много новых газет и новое поколение критиков. Однако в наши дни акценты сместились на другие жанры, хотя Басинский и теперь изредка пишет рецензии.

- Мне вообще кажется, что критика – дело молодое, – предположил Басинский. – Изначально критик – это андерсеновский мальчик из сказки о голом короле. Задача критиков – сказать то, что очевидно, но люди признать не решаются.

Далее Павел Басинский вкратце рассказал о своем жизненном пути и об основных своих книгах. Тема его кандидатской диссертации в аспирантуре Литинститута звучала необычно: «Ранний Горький и Ницше». Издательство «Молодая гвардия» предложило Басинскому написать биографию Максима Горького – писателя, которого невероятно почитали в советское время, а потом «сбросили с пьедестала», и задачей Павла Басинского было не только рассказать его биографию, но и в каком-то смысле реабилитировать как литератора и человека, пробудить новый интерес к этой, как убежден Павел Валерьевич, незаурядной личности.

- Было немного страшно начинать, но я стал писать, а просто линейно излагать «родился-учился-женился» было скучно. И я решил начать с конца – с обстоятельств его смерти! 8 июня 1936 г. Горький фактически умер, но под воздействием укола камфары ожил и прожил ещё 9 дней, что позволило Сталину с ним встретиться.

От этого эпизода началась книга «Страсти по Максиму. Горький: девять дней после смерти». После выхода этой книги Павел Басинский понял, что его интересует биография как жанр, и шире – литература non fiction.

Также Басинского всегда интересовал Лев Толстой, особенно тема его последнего ухода из Ясной Поляны.

- Я никогда не считал себя толстоведом, – признался гость, – сам удивляюсь, как это написал четыре книги о Толстом. Я часто бываю в Ясной Поляне, общаюсь с людьми, которые там работают, и считаю, что это лучшее место на земле! И единственное в мире, где собрано такое количество материальных свидетельств жизни гения. В отличие от других музеев-усадеб, Михайловского или Спасского-Лутовинова, например, это не новодел, там все настоящее. Я всегда чувствовал, что в уходе Толстого есть какой-то миф, какая-то щемящая история. Что это было – мистический акт, социальный? Почему ушел Толстой? У меня в голове сидела одна деталь – Толстой вышел ночью из дома, чтобы бежать тайно, пока домашние спят, и, проходя на конюшню, будить кучера, заблудился в лесу и потерял в зарослях шапку. Он пишет об этом в дневнике. Народная примета: потерять шапку – это потерять голову.

Басинский начал исследовать эту, как он выразился, душераздирающую человеческую историю, и так появилась книга «Лев Толстой: Бегство из рая», которая в 2010 г.  была отмечена первым местом в Национальной литературной премии «>Большая книга.

Далее Павла Басинского заинтересовала тема отношений двух самых влиятельных людей эпохи – писателя Льва Толстого и священника Иоанна Кронштадтского, и появилась книга «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: История одной вражды».

Следующая книга «Лев в тени Льва» рассказывает о непростой судьбе сына Толстого Льва Львовича: «Еще один Лев Толстой оказался несчастным человеком. Гений отца его уничтожил. Не может быть двух Львов Толстых!»

Последняя книга на эту тему – «Лев Толстой — свободный человек» – попытка написать краткий вариант биографии Толстого, рассчитанный на школьников:

Еще одна книга Басинского –  «Посмотрите на меня. Тайная история Лизы Дьяконовой»  посвящена одной из первых российских феминисток Елизавете Дьяконовой, студентке Сорбонны, трагически погибшей в Австрии. Загадку ее смерти так и не разгадали, но нашли дневник. По этому дневнику писатель проследил биографию героини.

Перед началом дискуссионной части Игорь Тетерин обратился к гостю: «Вы один из тех писателей, которые помогают нам познать классику русской литературы в современном прочтении. И мне хотелось бы, чтобы мы именно на эту тему поговорили».

Первый вопрос задал Борис Тух: «Сталин звонил узнать, умер ли Булгаков и лично  посетил умирающего Горького. Что за странная некрофилия? Вероятно, именно эти два писателя, один признанный, другой нет, более всех его интересовали?»

Павел Басинский ответил:

- Большой писатель сам иногда не знает, о чем он пишет. И я не исключаю, что когда Булгаков описывал отношения Мастера и Воланда, он держал в голове и свои почти инфернальные отношения со Сталиным… А вот с Горьким другая история, Сталину позвонили и сказали, что Горький умирает. Он поехал прощаться. Ритуал определённый был… Но возможно также другое. Сталин к Горькому приезжал даже ночью, его не пустили. Для Сталина, возможно, было важно, что скажет Горький перед смертью. Последнее слово великого человека всегда фиксирует что-то существенное. Если бы последние слова Горького стали достоянием общественности, это был бы важный момент в политике.

Элла Аграновская поинтересовалась последними словами Льва Толстого.

- Тут несколько версий, – ответил гость. – Одной из последних фраз Толстого было: «Прошу вас помнить, вокруг много людей, а вы видите одного Льва». Еще сказанное сыну Сергею: «Сережа, я люблю, люблю очень много». По словам личного врача писателя, доктора Маковицкого, который вел подробный дневник, Толстой перед смертью просил: «Не надо морфия!» И это самое правдоподобное. Морфий кололи, чтобы избавить человека от мучений. Но для Толстого очень важна была ясность разума. Он даже чай и кофе в последние годы не пил, травки заваривал. Возможно, он хотел проследить за своим переходом в мир иной.

Деятель культуры Марина Теэ спросила о работе Павла Басинского как составителя сборников произведений Максима Горького, Леонида Андреева, Осипа Мандельштама, Михаила Кузмина: «Удивил выбор. Горький, Андреев, Мандельштам… Предполагается, что писатель любит своих героев, но они такие разные!»

- Отчасти это являлось просто профессиональной работой, для заработка, не бог весть какого. Это рутинная работа, но она интересная, если к ней относиться добросовестно. А с другой стороны это элемент просветительства – сборники нужны. Что касается темы Горького и Леонида Андреева, то она очень интересна: они были друзьями, Андреев был в Горького просто влюблен, потом он его проклинал, рассматривая как чудовищное зло, которое вместе с большевиками погубило Россию… Их переписка читается как роман. Мандельштама я люблю как поэта. Иерархия поэтов, которая нам преподносилась в школе, была правильной. Пушкин, Лермонтов, Тютчев, Некрасов…

Также писатель поделился таким наблюдением о поэзии: «Я часто слушал радио в машине и обнаружил, что темы лирики и темы песенной попсы – одни и те же! Хотя, разумеется, лирика была на несколько порядков выше. Когда Толстой сказал, что в основе всякой любовной лирики лежит чувство похоти, в этом была доля правды».

Второй вопрос Марины Теэ касался Нобелевской премии. Ответ Басинского был спокойным и взвешенным: да, премия достается не всем, вкусы у людей разные (например, его друг писатель Захар Прилепин любит прозу Леонида Леонова).

Также Павел Валерьевич рассказал, что первым лауреатом Нобелевской премии должен был стать Лев Толстой! Но он и тут начудил: заявил, что на вручение не приедет, и потребовал передать премию… секте духоборов, которых переселили в Канаду. И это было оскорблением для нобелевского комитета. Кроме того, они побаивались того, что Толстой антимонархист.

- Получали эту премию и великие люди, и не очень, – подытожил писатель. – Кого-то возмутила премия Бобу Дилану. Но это же кумир их юности! Это игра, но она интересная.

Присутствовавших интересовало, как работает система выявления авторов, достойных премий. Всем было понятно, что она часто дает сбои. Однако, по мнению гостя, премии нужны (хотя казусы с модными книгами тоже бывают, например, лично он не смог дочитать до конца роман Евгения Водолазкина «Лавр»). Премии привлекают внимание общества к литературе и дают повод обсуждать искусство, а не марки автомобилей и не поездку в Турцию. Культура должна объединять людей.

Далее Павел Басинский по просьбе Игоря Тетерина поделился мнением о современных книжных издательствах. Проблемой книгоиздания гость назвал монополизм издательств, который в России очень велик. Например, АСТ и ЭКСМО издают большую часть художественной литературы в стране. Также Басинский отметил сложность положения журналов в наши дни: если в XIX веке опубликоваться в «Современнике» (или в советское время в «Новом мире») было престижно, то теперь это уже не совсем так. Однако позитивной стороной журналов Басинский назвал то, что там работают редакторы, которых в издательствах почти нет.

Гость отметил важность работы редактора: «Я практически со всеми редакторскими замечаниями соглашаюсь. Прочтение со стороны, прочтение профессиональным человеком – это очень нужно».

Разговор коснулся также сетевых литературных ресурсов, которые существуют без всякой редактуры: одних поэтов на сайте Поэзия.ру опубликовано полмиллиона! Единицам удается пробиться к издательствам, например, писатель Дмитрий Глуховский выложил свой роман «Метро 2033» в сети, собрал множество подписчиков, и издатели стали за ним бегать.

Также Павел Басинский отметил тенденцию сетевых продолжений известных произведений, фанфиков, которые читают больше, чем оригиналы. Это может быть и «Война и мир», и «Гарри Поттер».  

Борис Тух задал вопрос: «Интерес к классике постоянный или волнообразный?»

- Часть классики не просто выдерживает испытание временем, а с каждым веком, десятилетием становится все более актуальной. «Войну и Мир» и «Анну Каренину» экранизируют бесконечно. Что очень редко делается с современной литературой. Толстого, Гоголя, Лескова легче экранизировать, чем, например, Пильняка или Платонова.

Также писатель отметил возвращение интереса публики к пьесам Горького, которые пользовались невероятным успехом в начале ХХ века, в том числе и за границей. «Происходит перезагрузка Горького, как сейчас модно говорить».

Вопрос, интересующий многих русских в Эстонии, задал Александр Лукьянов:

- Есть ли понятие «русский мир»? Что вы за этим видите?

- Русский мир существует. Это люди, объединенные по всему миру языком, характером, культурой. Да, кое-кто трактует это понятие в политическом плане как что-то агрессивное… Однако экспансия русских была особой: русские не завозили рабов, они объединяли в рамках своего государства многие народы.

Что касается роли и места классической русской литературы в литературе мировой, то по мнению Басинского, она вообще является  неоспоримым брендом. «На западе считают: лучший в мире драматург – Шекспир, лучшие в мире писатели – Толстой и Достоевский, - сказал гость клуба «Импрессум». - Это аксиома, которую никто не решается оспаривать».   

Марина Теэ продолжила дискуссию о литературе таким вопросом: «На сегодняшний день чисто литературных критиков мало. Часто их обвиняют во вкусовщине. Насколько возможно человеку с альтернативными политическими взглядами получить от критика положительную рецензию?»

Павел Басинский ответил так:

- Я про себя даже не скажу, либерал я или патриот. Когда я читаю литературное произведение, политические взгляды автора меня вообще не интересуют. Я с ужасом смотрю, как вчерашние друзья из моего поколения перессорились и возненавидели творчество друг друга, потому что стоят на разных политических позициях!

Поэтесса Анастасия Крейсон спросила: «Вас интересует тайна ухода великих людей – почему?»

- Да, интересует. То, как человек умирает – это многое говорит о нем. Пушкинист Валентин Непомнящий сказал: русская культура – пасхальная, а европейская – рождественская. В их культуре Христос рождается как человек. В нашей культуре Христос умирает как человек, чтобы воскреснуть. Следующую книгу все же не буду со смерти начинать, – добавил писатель с улыбкой.

Олеся Балакирева попросила совета, что из книг Басинского он сам посоветует прочитать в первую очередь.

- «Лев Толстой: Бегство из рая» Может быть, другие книги у меня лучше, но эта дороже.

На второй вопрос Олеси, где он черпает силы для творчества, писатель ответил, что, конечно же, в деревне, на природе, в Ясной Поляне, куда ездит каждый год, но вообще «И в квартире можно спокойно писать! Это иллюзия, будто писателю нужны особые условия!»

Также в разговоре была отмечена разница между ученым, литературоведом и писателем: исследователь должен сначала докопаться до истины, а потом писать, а у Павла Басинского постижение происходило в процессе написания книг. Подкрепил он свои слова мнением самого Толстого: если вам есть что сказать людям – не пишите художественных произведений, это будет скучно. А вот если не знаете – то пишите, в процессе разберетесь.

Также многих присутствовавших интересовало, есть ли сейчас писатели которые точно войдут в историю литературы, каков список крупнейших россисских писателей нашего времени.

- Любую новую вещь Захара Прилепина с удовольствием прочитаю. Хороший писатель – Роман Сенчин, последний его роман называется «Дождь в Париже», хотя Париж там только для затравки – герой приезжает в Париж и на фоне дождя предается воспоминаниям.

Также Басинский назвал имена писателей Алексея Иванова, Марины Степновой, Ольги Славниковой, Евгения Водолазкина, высоко оценил прозу Майи Кучерской и Гузели Яхиной.

Игорь Тетерин заметил, что для русских, живущих в Прибалтике, русская литература значит несколько больше: она даёт возможность прикоснуться к хорошему русскому языку. И предложил к списку современников добавить еще список классиков, обязательных для молодого поколения.

Список, предложенный Басинским, был прост: Пушкин, Лермонтов, Чехов, Лесков и, конечно же, Толстой, не только романы, но и повести.

И хотя молодое поколение предпочитает гаджеты, все же, как сказала одна из ведущих передачи «Школа злословия», в которой участвовал Павел Басинский, после прочтения книги Басинского о Толстом даже некоторые подростки начинают читать его книги.

 

С общим ходом дискуссии вы можете познакомиться, посмотрев видеоотчет об этом мероприятии.

Видео размещено в YouTube, откроется в новом окне.

 


Новости клуба