Print this page

Пресса о нас

Левенталь: жизнь состоит из сплошного литературного кризиса
Левенталь: жизнь состоит из сплошного литературного кризиса
Ангелина Мандрыка
01.09.2018

О читателях, гонорарах, критике и творческом кризисе в эксклюзивном интервью Sputnik Эстония рассказал российский писатель Вадим Левенталь

Августовским гостем международного медиа-клуба "Импрессум" стал молодой литератор из Санкт-Петербурга, дебютный роман которого "Маша Регина" произвел фурор в российском литературном мире.

Часть литераторов подвергают его работу резкой критике, а Лев Данилкин, к примеру, назвал Левенталя одним из выдающихся писателей России.

Левенталь считает, что писательская когорта должна постоянно обновляться. "Если Людмила Улицкая, Дмитрий Быков или Борис Акунин — это и есть современная русская литература, то ее пора пощекотать ножичком под ребрами", — такого мнения придерживается публицист, редактор издательства "Флюид FreeFly" и ответственный секретарь общероссийской литературной премии "Национальный бестселлер" из Санкт-Петербурга Вадим Левенталь.

- Как вы считаете, какими качествами должен обладать современный писатель?

— Я думаю, что не только современный, но и любой другой писатель прежде всего должен быть талантливым. Читателю было интересно читать его книги, а все остальное может быть уже опционально (возможно, но не обязательно). Один писатель может обладать интеллектуальной составляющей, а другой — фантазийной.

Ни один человек не захочет читать всю жизнь книги с одинаковым сюжетом. Сегодня вы выбрали литературу с интересной историей, а завтра можете отдать свое предпочтение той, где есть неожиданный поворот мыслей. При наличии у писателя таланта и то и другое можно написать очень качественно.

- Чем сегодня определяется писательский успех? Меняются ли со временем критерии оценки?

— Мне вообще не очень нравится слово "успех", как будто мы все должны куда-то успеть. Это же не гонки или не какая-то распродажа в супермаркете. Есть люди, которые считают, что сделают какой-то определенный творческий жест и к ним тут же придет успех, они залезут на пьедестал и будут там стоять. Но даже если они и достигают какого-то успеха, то у всего есть свои сроки.

Люди, которые не тянутся к какому-то успеху, просто пишут книги так, как им подсказывает их совесть, наблюдательность и беспокойный ум, с течением времени становятся все более и более интересны читателю.

Человек не думал ни о каком успехе, просто занимался тем, что у него хорошо получается и впоследствии стал большим писателем. Таких примеров очень много. Например, недавно ушедший из жизни Владимир Шаров, Сергей Носов, Павел Крусанов. Эти люди стали одними из самых значимых русских писателей современности.

- Идеальный читатель — какой он для вас?

— Что касается лично меня, то мне хотелось бы писать так, чтобы это было интересно разному кругу людей. Чтобы мои творения вызывали интерес у какого-нибудь умудреного опытом профессора и в то же время чтобы эту книгу могла прочитать юная девушка, которая почерпнет из нее что-то важное для себя. Иногда мне это удается.

Так что мой идеальный читатель — двуликий Янус, у которого с одной стороны лицо старого профессора, а с другой — юной прекрасной девы.

- Можно ли сегодня прожить на гонорар от книг?

— Нет, невозможно! В России есть не более десяти писателей, которые зарабатывают на жизнь исключительно литературным творчеством. Все остальные писатели вынуждены зарабатывать себе на жизнь какой-то другой работой или жить впроголодь и питаться одной гречкой.

- Какой видится вам судьба печатной книги? Вытеснят ли в современном мире книги гаджеты и различные социальные сети?

— Этот вопрос обсуждают уже лет пятнадцать, и мы до сих пор продолжаем об этом говорить, но печатную книгу так ничего и не вытеснило. Электронные книги, как и социальные сети, просто заняли свою нишу. В конце концов, в интернет-просторах люди тоже читают, и зачастую тексты там бывают интереснее и лучше, чем некоторые книги, которые лежат на полках в книжных магазинах.

Наш мир становится разнообразнее, и это очевидно. Грубо говоря, если раньше мы питались одной картошкой, то теперь у нас есть и брокколи, и цветная капуста, и шпинат, и даже спаржа. От этого мир становится только краше.

- Были ли авторы, творчество которых повлияло на вас как на писателя?

— Таких авторов было очень много. Если перечислять их всех, то про это можно написать отдельную книгу. Предлагаю ограничиться тремя именами: Владимир Набоков, Лев Толстой и Владимир Маяковский.

- Какие произведения, на ваш взгляд, обязательно должны входить в современную школьную программу?

— Могу сказать, что со школьной программой все хорошо. Все, что входит туда, и должно входить. Начиная от Пушкина и заканчивая Бабелем, Пильняком и даже Солженицыным.

Сейчас много споров о том, включать ли в школьную программу современную литературу или нет. В этом вопросе я не специалист, поэтому на эту тему мне очень трудно высказать какое-то аргументированное мнение. Я никогда не работал в школе и не занимался методологией преподавания. Но что касается классики, то там все в полном порядке.

- Как вы относитесь к критике и к критикам?

— Я считаю, что критика должна быть, так как это необходимая часть живого литературного процесса. Но проблема в том, что российский институт литературной критики был уничтожен, ну или он самостоятельно умер.

Сегодня литературной критики не существует, и связано это с рядом проблем. В том числе и с тем, что больше нет изданий, в которых эта критика могла бы публиковаться.

Раньше это был формат большой статьи, в которой критик писал свои соображения по поводу прочитанных книг. Но уже никто не читает эти длинные статьи. Чтобы критика возродилась и зажила новой жизнью, для этого должен быть найден какой-то новый литературный формат. Но пока он не найден.

- Случался ли у вас литературный кризис? И если да, то как вы преодолеваете такие моменты?

— Мне кажется, что эта жизнь состоит из какого-то сплошного литературного кризиса. Куда интереснее просто читать, ходить на прогулку, делать покупки, готовить или приглашать в гости друзей, чем садиться за стол и мучительно пытаться что-то написать. Это очень тяжело, противно, но почему-то никто не бросает. Что-то все-таки в этом есть.

Я не знаю таких писателей, которые с радостью бегут к своему письменному столу и потом их за уши не оттянуть от этого дела. Мне кажется, мы бы с таким коллегой не смогли подружиться.

 


Новости клуба