Print this page

Новости

Настоящая российская история

16.10.2018

О том, почему в оценках прошлого факты должны противостоять вымыслам и мифам говорил в клубе «Импрессум» известный российский историк, философ и писатель, заместитель шеф-редактора журнала «Родина» Семен Экштут.

Открывая встречу, главный редактор газеты «Комсомольская Правда» в Северной Европе» и соучредитель клуба «Импрессум» Игорь Тетерин представил гостя клуба словами:

- Семен Аркадьевич Экштут - человек широко образованный, с большой гаммой интересов. По основному образованию он философ, но всю жизнь занимается исследованием российской истории, заслужив признание не только в академических кругах. Он успешный писатель и журналист, книги которого по выходу читатели быстро сметают с полок магазинов. В ходе сегодняшнего разговора мы решили из всей гаммы познаний и интересов нашего гостя выделить последние 150 лет – от эпохи великих реформ Александра II до нашего времени. И поразмышлять, как трансформировалось за это время российское общество. Многие события этой эпохи трактуются с перекосами, тенденциозно. А наш гость как раз занимается тем, что очищает с помощью фактов российскую историю от всего наносного.

Далее слово было предоставлено гостю.

- Лестные слова обязывают, – начал свою речь Семен Экштут. – Начну с определения терминов. Что такое миф? Для большинства людей миф – это какие-то басни, что-то связанное с идеологией, нечто сомнительное. Но по определению великого философа и культуролога ХХ века А.Ф.Лосева, миф – это чудо. И очень часто люди занимаются мифотворчеством потому, что они хотят перескочить из точки А в точку С, минуя точку В. И свое собственное нетерпение превращают в нетерпимость к тем, кто с ними не согласен.

Далее гость привел первый пример мифа как чуда. Отечественная война 1812 года, Бородинская битва, казалось бы, классика: роман «Война и мир», фильм, множество батальных картин: все красиво, благородно, скачут гусары... Ключевая сцена Бородинской битвы – когда французская дивизия под командованием генерала Бонами захватила батарею Раевского. Казалось бы, сражение проиграно, российская армия под командованием Кутузова (еще не фельдмаршала) отступает... В этот момент на поле боя появляется молодой генерал-майор Ермолов. В результате успешной атаки нескольких полков французская позиция была разбита, генерал Бонами взят в плен.

Но Алексею Петровичу Ермолову этого было мало: он хотел стать единственным и главным героем Бородинской битвы и начал распространять рассказы, будто бы успехом атаки обязан тому, что стал швырять Георгиевские кресты на французскую позицию, и солдаты, чтобы получить эти кресты, рванули вперед. Лев Толстой этому мифу не верил. А дальше историки, люди дотошные, провели настоящее расследование и выявили, что то количество крестов, которое у Ермолова было, и то, которое он потом сдал и отчитался – одинаковое, то есть никто никаких крестов не бросал. А зато другой герой Бородинской битвы – Владимир Иванович фон Левенштерн – который увлек за собой войска и повел их к победе, был забыт.

- Вот вам миф в чистом виде, желание совершить чудо. Победа сама воспринималась как чудо, и вокруг чуда создавался миф.

По словам Семена Экштута, так же было и с подвигом гвардейцев-панфиловцев, которым посвящен в журнале «Родина» большой материал под названием «Семь тысяч гвардейцев-панфиловцев» (а не 28, как принято считать).

- Штатский человек не понимает, что дивизия – это огромное количество людей, – сказал Семен Экштут. – Мы выявили это и написали, что эти семь тысяч солдат остановили около двенадцати тысяч немцев под Москвой. А потом уже журналисты рассказали о якобы двадцати восьми гвардейцах, которые были только частью этой дивизии, но были и другие люди, которые остановили реальные немецкие танки. Мы пишем в своем журнале о том, как было все на самом деле. Мы стараемся делать это так, чтобы это было изложено с научной точки зрения и в то же время интересно широкому читателю.

После чего Семен Экштут изложил три основных принципа, которыми руководствуется редакция его журнала. Задача ученого – превращение нового знания, обретение нового смысла. Задача писателя – чтобы все было ярко и живописно. И, наконец, задача журналиста – чтобы все это было сенсацией. Журнал «Родина» старается совместить все эти три вещи.

Гость довольно подробно изложил свое видение российской истории за последние полтора столетия.

- Представьте себе, ещё некоторое время тому назад не было не только гаджетов, но и интернета, телефона. И электромагнитного телеграфа. Теперь представьте себе бюрократию того времени. Огромное количество бумаг, которые надо составить, отредактировать и переписать. Электрических ламп тоже еще нет. Свечи, чад, копоть, свет мерцает, глаза болят… а очки можно носить только по высочайшему предписанию! Большинство людей, прошедших через канцелярскую службу, приобретали нелюбовь к процессу писания. А тут вот молодой выпускник университета с желанием приносить пользу, с идеалами…

Не мудрено, что образованная молодежь в России составила известную нам по русской классической литературе когорту «лишних людей»: университеты на практике не готовили к реальной жизни. Нелегко продвигался в стране и технический прогресс. Большинство россиян мыслить в экономических категориях не умело. Когда Николай I задумал строить в России железную дорогу, он столкнулся с мощным сопротивлением значительной части общества. Даже Лев Толстой искренне не понимал, зачем нужна железная дорога, и сочувственно приводил в дневнике слова одного купца: «Что ж я, как сучка, по свистку бегать буду?»

В отношении крепостного права то гость привел два красноречивых примера: во времена Екатерины II средний россиянин потреблял промышленного товара на 17 копеек в год. При этом оброк, который платил крестьянин своему барину, был от 5 рублей при Екатерине до 15 рублей при Александре II. Таким образом, чтобы, например, Николай Ростов мог служить в гусарах, он должен был иметь около 10 тысяч рублей в год, то есть его службу обеспечивали своим оброком 2 тысячи крепостных.

В XIX веке, как считает Семен Экштут, были совершены два величайших открытия в истории человечества. Одно сделал Уильям Теккерей в романе «Ярмарка тщеславия», показав, как война с Наполеоном решает судьбу его героини Эмилии. Другой подход сформулировал Толстой: во времена важных исторических событий частная жизнь людей идет своим чередом.

- Мы в своем журнале стараемся совместить оба этих подхода, – заключил он.

Довольно много внимания на встрече было уделено последнему русскому царю Николаю II, от его бытовых привычек, иногда несколько странных (например, стрелять ворон и прочих птиц, даже иногда кошек), до правомерности отказа от престола и причин трагического конца его правления. Как пояснил Семен Экштут, драма царской семьи состояла в том, что с точки зрения тогдашних законов у любого претендента на российский престол, кроме царевича Алексея Николаевича, не было законных прав. Болезнь цесаревича, глубокая привязанность царя к семье, их трагическое одиночество в среде великих князей и подданных сыграли свою роль. Для тех, кто хотел ознакомиться с этой темой подробнее, Игорь Тетерин объявил, что в одном из номеров журнала «Родина» изложены и опровергнуты целых восемь мифов о Николае II.

Переходя к дискуссионной части встречи, Игорь Тетерин признал, что «Родина» довольно опасный журнал: он увлекает так, что забываешь о рабочих делах…

На встрече присутствовало несколько российских дипломатов, которые приняли активное участие в дискуссии. Первый вопрос задал советник-посланник посольства России в Эстонии Станислав Борисович Макаренко:

- Вас представили как человека, делающего зарисовки. Мы, дипломаты, часто присутствуем при схватке историков. В последний раз меня поразил упрек эстонских коллег: вы, россияне, видите все в черно-белом цвете, а мы, европейцы, используем всю цветовую палитру, когда представляем значимое событие. Так вот когда вы рисуете свою палитру, какими красками пользуетесь?

- Однозначно не только черной и белой! Я стараюсь сделать так, чтобы читатели представили человека, о котором я пишу. Нескромно сказать, что я пользуюсь суровыми рембрандтовскими красками, но я к этому стремлюсь. Мне нужно, чтобы был и свет, и тени: я не пишу жития святых. Помню, в сочельник в 2002 году я пришел в гости, я тогда писал книгу о Тютчеве, и меня спросили, почему я в праздник такой грустный. Я ответил, что сегодня закончил страницу, где у моего героя родился первый внебрачный ребенок: он не знает, а я же знаю, что у него их будет шесть!

В зале возникло оживление.

Следующий вопрос принадлежал первому секретарю российского посольства Алексею Котельникову: «Как вы считаете, можно ли сказать, что в школьном и вузовском обучении все построено на исторических мифах? Причем эти мифы в разные периоды истории – разные. В каждую эпоху исторические события трактуются по-новому. Как вы смотрите на это противоречие между стремлением государства воспитать своих граждан и фактами?»

- Рецепт только один – можно и, а иногда может быть даже нужно создавать мифы. Вот есть миф, будто что Александр Матросов закрыл своим телом амбразуру фашистского пулемета 23 февраля, в день Советской Армии, а на самом деле это произошло 27-го. Я решил разобраться в чем там дело. Поднял документы. Ознакомился с приказами его командования. Приказ о наступательной операции поступил поздно вечером 24-го. Я подробно расписал этот день – и понял, что произошло на самом деле. 23 февраля верховный главнокомандующий отдал приказ, и приказ этот поступил в войска поздно вечером 24-го. Уже 25-го офицеры политотдела штаба фронта армии отправились в войска, а после старший лейтенант Петр Волков стал свидетелем подвига Матросова, сделал запись об этом в тетради и сам был убит в конце этого дня. Я подробно, по минутам, расписал этот день и показал, что с точки зрения тогдашней реальности, пока политотдел не ознакомился с приказом главнокомандующего, на календаре оставалась дата 24 февраля.

Автор вопроса для более детального ознакомление с той историей  получил номер журнала «Родина» с публикацией «Полная реконструкция подвига Матросова».

Журналист Вячеслав Иванов задал следующий вопрос: «Возможна ли вообще история любого государства без мифов? А с учетом всего сказанного здесь не получится ли так, что Россия стала тем, чем она стала – это настоящее чудо, то есть миф?»

- На первый вопрос отвечу: да, нельзя без мифов обойтись, мифы будут. Ученый Михаил Бахтин говорил, что история с точки зрения вечной завершена, а с точки зрения смысла она открыта, потому что мы ее переосмысляем.

Что плохого в том, что чудо назовут мифом? Да, Запад бросал нам вызов: «А где же ваш патент на благородство, а предъявите его, подумаешь, вы Париж взяли!» Но великая русская культура отвечает на все эти вопросы. Вот это настоящее чудо, вот это останется и будет всегда с нами. И когда мне говорят, что богатство России в полезных ископаемых, мне смешно. Чудо не только в экономических достижениях, а в нашей культуре, которая имеет патент на благородство.

Завсегдатай клуба «Импрессум» профессор Ханон Барабанер спросил о роли масонства в российской истории: «Миф или реальность, что 90% временного правительства были масонами?»

Игорь Тетерин добавил, что на эту же тему были два вопроса в записках.

- Я не сторонник конспирологических теорий, – заметил гость, – они создаются постфактум и просто подверстываются к тому, что было недавно. Любая гипотеза хороша только тогда, когда она способна предвидеть развитие событий. В концепции с масонами никакого предвидения нет. Допустим, временное правительство состояло из масонов, ну и что? То, что они пришли к власти, было новостью для них самих. Никто не ожидал, что царь отречется от престола.

Под конец встречи Игорь Тетерин озвучил вопросы, пришедшие по каналам Интернета и в смс-сообщениях. Снова публика «Импрессума» проявила недюжинные познания в истории. Спрашивали и о взгляде гостя на гибель Северо-Западной армии в 1919-1920 годах (Семен Экштут считает, что причиной является не сговор властей, а тяжелые обстоятельства, в которых оказалась армия, и это материал скорее для писателя толстовского масштаба, чем для историка); о том, как гость относится к тому, что советскую историю переписывали при каждом новом генеральном секретаре (краткий ответ был: «Я против крайностей, но то или другое переписывание истории происходит хотя бы потому, что открываются архивы и становятся известны новые факты»), об отношениях России и США, о ситуации на Украине.

Если не все ответы можно изложить здесь, то все они наверняка найдутся в журнале «Родина», в частности, в будущем году, сказал Семен Экштут, планируется ряд материалов, который расскажет об украинской истории и культуре в составе Российской империи и СССР, о культурных деятелях – выходцах с Украины.

Редакция журнала старается корректно, популярно и исторически грамотно освещать вопросы истории для всх интересующихся. Еще одно высказывание Семена Экштута хочется привести под конец встречи: «Я принципиальный противник того, чтобы злободневные вопросы, которые способны вызвать размежевание в обществе, решались не в академической среде среди профессионалов, а выносились через СМИ на всеобщее торжище».

В завершении встречи по клубной традиции авторам наиболее интересных вопросов в качестве призов были подарены книги Семена Экштута. Их получили: Станислав Макаренко (книга «Красные когти судьбы. Иннокентий Анненский в коридоре эпохи»), Вячеслав Иванов (книга «Товарищ Сталин, слышишь ли ты нас?») и Оксана Коткас (биографическая книга «Юрий Трифонов из серии ЖЗЛ) за вопрос о сравнении качества советского и современного образования, в ответ на который гость сказал, что лично он и его одноклассники без всякого блата и протекции поступили после обычной провинциальной школы в престижные вузы Москвы, что говорит само за себя.

Закончилась встреча традиционной автограф-сессией, в ходе которой Семен Экштут подписал свои изданные в разные годы книги их счастливым обладателям.

 

Полный видеоотчет о публичной встрече вы можете найти на нашем сайте.

 


Другие новости