Print this page

Дискуссии

Легко ли быть русским в Европе: взгляд из Парижа и Таллина

15.11.2018

Разговор на эту тему, организованный Международным медиа-клубом «Импрессум», состоялся 14 ноября 2018 г. в форме дискуссионного завтрака в уютном кафе таллинского отеля Shlossle. Гостем клуба была Елена Кондратьева-Сальгеро – журналист, публицист из Франции, главный редактор литературно-художественного альманаха «Глаголъ» и просто по-французски элегантная и обаятельная дама.

Поговорить о судьбах русской диаспоры во Франции и Эстонии пришли многие деятели культуры и образования: журналист газеты «Столица», культуролог Борис Тух, журналист и деятель культуры Этери Кекелидзе, журналист Радио 4 Александр Лукьянов, издатель журнала «Таллин» Нелли Абашина-Мельц, педагог Галина Нооркыйв, журналист и пресс-секретарь бюро депутата Европарламента Яны Тоом Маргарита Корнышева, журналист Вячеслав Иванов, директор Русского культурного центра в Исландии Анна Вальдимарсдоттир, корреспондент агентства «Sputnik Эстония» Светлана Бурцева, правозащитник, директор НКО «Русская школа Эстонии» Алиса Блинцова, издатель газеты «Здоровье для всех» Людмила Панова, деятель культуры Марина Теэ, психолог, руководитель организации «Академия детства» Елена Парфенова.

В начале встречи главный редактор газеты «Комсомольская Правда» в Северной Европе» и соучредитель клуба «Импрессум» Игорь Тетерин предложил гостье немного рассказать о себе.

Елена Кондратьева-Сальгеро поведала вкратце, что родилась и выросла в Москве (и до сих пор считает себя москвичкой), закончила Институт иностранных языков имени Мориса Тореза и уехала во Францию, выйдя замуж за француза, который совсем не знал русского языка, а она, напротив, владела французским свободно, так что выбора, подчеркнула гостья, у нее не было.

- Не люблю термин «эмиграция» по отношению к себе, – продолжила гостья, – и считаю, что русским везде быть легко. Мы умеем приживаться на чужой земле, оставаясь самими собой. Языкового барьера у меня по приезде не было, но на уровне бытовых привычек пришлось какое-то время адаптироваться. Как говорится, долго запрягала, но потом быстро поехала: 20 лет я посвятила семье, воспитанию пятерых детей, и когда пора пеленок и памперсов была позади, начала свою деятельность в альманахе «Глаголъ», целью которого было объединить русских людей вокруг искусства и родной культуры. Всем понравиться невозможно, но каждый может что-то найти для себя, – озвучила Елена Кондратьева-Сальгеро девиз своего издания. И добавила: – Альманах открыт для всех авторов, пишущих по русски по всему миру, независимо от их мировоззрения и политических взглядов. Единственный критерий – качество текста и иллюстраций.

Игорь Тетерин заметил, что альманах выполняет функцию консолидации, как и клуб «Импрессум», который тоже объединяет людей с разными убеждениями. После этого решено было перейти к дискуссионной части встречи.

Александр Лукьянов задал первый вопрос – об официальном статусе русских во Франции, приведя в пример ситуацию в Эстонии: у одних красный эстонский паспорт, у других серый… Гостья немедленно полюбопытствовала, что такое «серый паспорт», и на какое-то время поменялась местами с аудиторией, просветившей ее на тему статуса лиц без гражданства в Эстонии. По ходу дискуссии Игорь Тетерин спросил, как она сама стала гражданкой Франции.

- Есть определенные категории русских, склонных замыкаться на своей диаспоре: либо не выучили язык, либо им так комфортней, но это не мой случай. Серьезных ограничений для лиц без французского гражданства нет: французы вообще довольно безалаберный народ, чтобы их заинтересовать на уровне спецслужб, надо очень постараться… А что касается возможности работы, без гражданства нельзя быть только чиновником госсектора. Сама я не стала сразу запрашивать гражданство, чего никто не мог понять, но мне нужно было свободное передвижение в Россию, к родителям, и только когда родилась первая дочь, муж настоял на том, чтобы мне взять и гражданство Франции. Теперь у меня двойное гражданство. Но в наши дни все сложнее. Браки серьезно проверяют на фиктивность.

Вячеслав Иванов выступил с вопросом:

- Вы часто бываете на исторической родине. Легко ли быть русским в России?

По мнению гостьи, теперь это легче, чем во времена ее молодости:

- И по своему опыту знаю, и по соцсетям видно – уровень жизни, в Москве во всяком случае, стал неизмеримо лучше. Когда долго и тяжело болела моя мама, я вместе с ней прошла через все больницы. Она обычная пенсионерка, не льготница, в прошлом инженер, и обслуживание меня приятно удивило.

Борис Тух задал вопрос:

- Насколько широко вы понимаете термин «эмиграция»? В Париже, Лондоне, Нью-Йорке живут эмигранты по выбору. У нас в одночасье триста тысяч человек стало эмигрантами…

- Для меня это не эмиграция. Здесь есть какой-то захватнический момент. Я бы назвала это оккупацией («оккупацией наоборот»), но это смешно… Сегодня пошла обратная волна – прекрасно устроенные на Западе люди возвращаются на родину. Есть случаи, когда люди уезжали обеспечить будущее детям, а потом, вырастив их и состарившись, приезжали назад без детей, которые уже – иностранцы. Я посетила и Латвию, и Литву, и Эстонию. По мнению одного литовского националиста (!), Литва должна быть самостоятельной, но поддерживать связь с Россией, Латвия вообще живет за счет России, а Эстония уходит в Скандинавию. В Латвии меня поразила российская символика в дизайне некоторых кафе, вообще Рига – это почти совсем русский город.

Маргарита Корнышева предложила новую тему:

- На наш русский мир идет интенсивное наступление по всем фронтам, в том числе и на русскую школу. Насколько важным для сохранения русской идентичности вы считаете образование на русском языке?

По ответу Елены Кондратьевой-Сальгеро было ясно, что она полностью понимает и разделяет эту тревогу:

- Я считаю, что школьное образование даже важнее: в вузе всегда можно изучать русский на факультете славистики, но не будет школы – не будет и вуза. Язык в чужой стране очень трудно сохранить с первого же поколения вырастающих детей. Русская культура открыта для всех, во Франции русские театры очень посещаемы, и интерес к русской культуре растет. Поэтому я не слишком верю в ту якобы русофобию, во Франции. У вас все же русофобия идет на продажу официальным политикам как редкий товар, который нужно экспортировать в ЕС. Если не будет русской школы, семья одна не потянет…

Второй вопрос Маргариты Корнышевой звучал так:

- Отношение к русским в мире скорее осложненное, чем простое и позитивное. Вот как вы думаете: если бы Россия завтра вернула Крым, покаялась в употреблении допингов, пересмотрела вопрос выборов, отношение к русским изменилось бы?

Ответ гостьи вызвал оживление в зале:

- Если бы Россия завтра вернула Крым, она бы очень всех разочаровала, и русофилов, и русофобов. В этом я абсолютно уверена. Хотя многие на Западе относятся к России с показной брезгливостью, не думаю, что здравомыслящие люди на самом деле России боятся.

Марина Теэ задала несколько философский вопрос:

- А зачем быть русским в Европе? И надо ли?

- А можно ли не быть? Здесь каждый выбирает для себя. Наша российская оппозиция по-лакейски отнекивается от собственной идентичности, но стоит ли брать с нее пример? И можете ли вы не быть русскими в Европе?

Обсуждение перспектив русской диаспоры в Эстонии продолжилось, в нем приняли участие все присутствовавшие. Спорили о том, станут ли приезжать русские в Эстонию в будущем, сохранится ли русская диаспора в Эстонии, быть ли русскому миру во Франции.

Это обсуждение продолжил Александр Лукьянов вопросом:

- Мы слышим резкие высказывания в адрес России, но культурные связи – это совсем другое. Гастроли артистов из Питера, художественные выставки, концерты с участием российских деятелей искусства наше государство поддерживает. Как с этим обстоит дело между Францией и Россией?

По словам гостьи, хотя многим французам уже внушили, что Россия не имеет исторических заслуг и «вторую мировую войну выиграли американцы», интерес к русской культуре не ослабевает, насыщенность культурных связей между Россией и Францией еще с царских времен является постоянной константой – если не считать малокультурного в целом нового поколения жертв глобализации.

Галина Нооркыйв поинтересовалась мнением гостьи – как матери пятерых детей, которые все учились – о качестве французского школьного образования.

- Паршивое у нас образование, – признала Елена. – Мои дети учились в частной католической школе, там не насаждают католическую веру, просто держат их чуть построже. Программа упрощенная донельзя, что раньше преподавалось в третьем классе, теперь в пятом. В лицеях хорошо преподается, например, философия, но не учат элементарным вещам типа изложения.

Этери Кекелидзе спросила:

- Что значит в западном обществе понятие «европейские ценности»?

Ответ был честным и нелицеприятным:

- В ранг главной европейской ценности возводится сегодня понятие свободы от всего на свете: запрещено запрещать! Негативное отношение к полиции, к любым запретам и ограничениям. Под это дело незаметно протащили наверх секс-меньшинства. А когда люди стали реагировать, было уже поздно. «Вы желаете опять всех отправить в Гулаг» – это демагогический аргумент. Люди не хотят понимать, что, освободившись от всего, они себя закабалили еще больше, потому что они теперь обязаны подчиняться этой политкорректности, которая заставляет вас уважать якобы права других, но совершенно не считается с вашей собственной свободой.

Правозащитница Алиса Блинцова поделилась опытом своей подруги, юриста по образованию, которая живет во Франции и не ощущает, что смогла себя реализовать. Французское сообщество, по ее словам, закрытое.

Гостья заверила, что нужно быть готовым и к тому, что в каждом сообществе, и в Москве, и в Париже, свои правила, и к тому, что советский или российский диплом о высшем образовании может быть не пригодным в эмиграции для работы по специальности. И она сама с этим столкнулась, приехав во Францию со своим дипломом иняза, и поначалу не гнушалась более простыми работами – смотрителя в музее, секретаря редакции и т.д. Считает, что все эти работы дали полезный опыт, она ни о чем не жалеет.

Зашла речь также об исторической обиде прибалтийских республик, которая, по словам Елены, «всегда тлела, а потом ее так успешно разожгли… Мне показалось, что, например, в Литве уже начинают понимать, что с соседями надо жить в мире», – добавила она.

Светлана Бурцева заметила:

- Обида есть и у еврейского народа, и вообще у многих… А вот у русских почему обиды нет?

- А мы не злопамятные! Если вы видите, что человеку, который вас обидел, плохо, вы забываете то, что было. Это часть нашего генома русского: лежачего не бьют.

Последний вопрос Светланы Бурцевой – о будущем Евросоюза – интересовал, вероятно, всех, кто находился в зале.

- С самого начала было очень много недовольных этим решением. Почему во Франции не провели референдум? Да побоялись! Во-первых, это мгновенно вдарило по ценам, что сразу почувствовали все французы: ничто так не возвращает людей на землю после благостных идей, как такая грубая реальность – повышение цен! Одним махом эту машину теперь не остановить. Так же как один Путин не мог быстро остановить сразу всю коррупцию, сделать все дороги и облагородить Россию. Все теперь зависит от того, как мы справимся с миграционным кризисом. Это может стоить нам очень дорого, если мы этого не сделаем.

Говорить хотелось еще о многом, но гостья должна была успеть на самолет в Париж. А три экземпляра альманаха «Глаголь» получили от нее Александр Лукьянов, Нелли Абашина-Мельц и Маргарита Корнышева.

 

С общим ходом дискуссии вы можете познакомиться, посмотрев видеоотчет об этом мероприятии.

 
СМОТРЕТЬ   (Видео размещено в YouTube, откроется в новом окне)

 


Новости клуба