Print this page

Новости

Волшебный мир мультипликации

28.01.2020

Кто и как в нем работает в России? О этом в клубе «Импрессум» говорил известный российский режиссер анимационного кино Сергей МЕРИНОВ.

Отшумели зимние праздники, и Международный медиа-клуб «Импрессум» провел первую в 2020 году публичную встречу. Гостем стал известный российский режиссёр-мультипликатор, аниматор, художник Сергей Меринов. Зрители знают его по сериям «Гора самоцветов», «Пластилинки», «Смешарики» и многим другим.

Встречу открыла журналист газеты «Комсомольская правда» в Северной Европе» и соучредитель клуба «Импрессум» Галина Сапожникова. Она сказала:

- Двенадцатый год мы существуем, и диапазон у нас все шире. Кого вы только ни видели за время существования клуба: и политологов, и историков, и кинематографистов, режиссеров, писателей, журналистов... А вот мультипликатор у нас впервые! И я представляю себе ваше удивление, когда вы прочитали анонс, потом наверняка улыбку, ведь детьми были мы все, и мечта остаться ребенком, конечно, актуальна для каждого.

Мне как журналисту, продолжила Галина, стала интересна мультипликация пару лет назад, когда ее признали элементом гибридной войны, мне это показалось иллюстрацией сумасшедшего нашего времени, но о политике мы говорить не будем, не за тем мы сюда пришли. В Эстонии очень сильны традиции мультипликационного искусства, и нам оказали честь своим посещением клуба некоторые эстонские коллеги Сергея. Давайте послушаем его рассказ: что происходит в мире российской мультипликации, каким образом удалось восстановить «Союзмультфильм» из руин, обломков той страны, которая рухнула.

Далее к публике обратился Игорь Тетерин:

- Когда мы планировали эту встречу, я даже не предполагал, что мир мультипликации стал таким широким и более функциональным. Например, мультипликация помогает в познании мира нашей молодежи, нашим детям, которые очень много узнают не только сказочного, но и из реальной жизни. Тем из присутствующих дам, у кого есть дети и внуки, в мультипликации понравится то, что она позволяет изучать родной язык. Например, наш гость является создателем мультипликационной азбуки. Россия сегодня – огромная страна. Немногие ее жители знают, что в каком месте находится. Студия «Пластилин» запустила серию мультфильмов о России. Далее, мультипликация идет в социальную рекламу: например, мы покажем вам мультик, где с детства приучают ребят пристегиваться в автомобиле – почему это надо? Наконец, мультипликация вторглась в сферу музыки, в которой живет молодежь: клипы стали делать в студии Сергея Меринова.

После этого гость был приглашен на кафедру и начал с традиционного рассказа о себе. Помимо рассказа, были запланированы еще и показы: Сергей Меринов привез диск со своими клипами и мультфильмами.

- Здравствуйте! Мы попробуем построить нашу встречу максимально живо и динамично, - сказал он. - Я как режиссер не люблю, когда что-то затягивается. И выбрал для показа короткие фильмы, чтобы вы увидели больше и поняли, что мультипликация действительно может быть очень разной по техникам, что это целый мир.

Несколько слов о себе: я родился в Москве, с детства любил рисовать, помню, в детском саду всем рисовал волка из «Ну, погоди!», воспитатели говорили родителям: «Отдайте мальчика в художественную школу, у него талант!», а родители отвечали: «Да что вы, художники всегда без денег и все алкоголики! Мы не хотим такой судьбы своему ребенку!» Они были правы (смеется), пожив этой жизнью, я с ними соглашусь. Но все это не важно, если это твое призвание. К которому я пришел, может быть, как раз потому, что в детстве меня не отдали в художественную школу, на сопротивлении (а мне была уготована участь строителя, родственники пол-Москвы построили, и не только Москвы).

Поступив по настоянию отца в строительный институт, я долго в нем не проучился: я все равно там всем рисовал, а мне все остальные задания делали взамен – я все-таки выучился на художника-оформителя, а потом в программе «Взгляд» я увидел выступление худрука студии «Пилот» Александра Татарского и его соавтора Игоря Ковалева, они приглашали молодых людей к себе работать художниками-мультипликаторами. Мне с детства казалось, что это совершенно волшебные, недосягаемые люди, и я решил попробовать.

Подойдя к студии, я увидел огромную очередь (программа «Взгляд» была популярна, пришла тысяча человек), отбор был невероятно жестким, и я считаю, что мне просто повезло: набрали в итоге 18 человек, которых разделили на две группы, Татарский с Ковалевым собирались их обучать для работы мультипликаторами на студии. Даже очень хороших художников не брали, говорили: «У вас уже сложившийся стиль, мы вас не сможем переучить!» Плохих не брали понятно, почему – то есть я в какую-то интересную середину попал, и был счастлив.

Я отучился на курсах и стал работать художником-мультипликатором рисованного кино. В рисованной, классической анимации я проработал 12 лет. Это был интересный опыт, потому что художник-мультипликатор – это актер. Только я не сам играл эти роли, а карандашом. Я рисовал разных персонажей, причем актер играет конкретного героя, а в мультфильме ты можешь сегодня играть роль принцессы, завтра – принца, а послезавтра – огня, или воды, или лодки, потому что в мультипликации надо все с нуля нарисовать, и это очень непросто, это кропотливый, но интересный труд.

Представьте: в секунде умещается 25 кадров, каждый из которых надо своими руками нарисовать, или слепить, или куклу подвигать, или 3D выставить... Это покадровое искусство. Я часто говорю, что кино – это частный случай мультипликации, они поставили камеру и снимают все подряд, а мы каждый кадр рисуем, и не только персонажей, но и фон, и весь мир вокруг. И можно сейчас посмотреть то, с чего мой творческий путь начинался, я был на этом клипе не режиссером, а именно художником-мультипликатором. Это была не студийная работа, а халтура, которую мы делали по вечерам для группы «Ногу свело». Для меня это был очень знаковый момент, я тогда, после двух-трех лет работы на студии, понял, что у меня уже все получается, что я стал настоящим мультипликатором.

Был показан клип песни «Хару Мамбуру» для группы «Ногу свело», которому недавно исполнилось 25 лет.



 

- Вот не верится – как будто вчера сидел ночами на кухне, его рисовал, – прокомментировал Сергей Меринов и вспомнил забавную историю, как этот клип спас советское телевидение: – Это была еще доцифровая эпоха, все нарисовано руками на кальке, потом переведено на целлулоид специальными чернилами, сзади покрашено специальной краской, смешанной с клеем ПВА, и снято на кинопленку, покадрово, на мультстанке, и надо было показывать это на телевидении. А это 1994-й год, сами знаете, что такое девяностые – не было ни у кого ничего. Чтобы перегнать пленку в приемлемый для телевидения формат, нужен был специальный химикат, и выяснилось, что в Останкино он кончился. Стали советоваться с химиками, как спасти ситуацию, оказалось, что похожий химикат используется в... химчистке. Бросились туда, а нам говорят: мы уже давно им перестали пользоваться, осталась бочка во дворе – забирайте. Мы привезли в Останкино целую бочку этого химиката, перегнали наш клип, а также кучу другого материала. Нам все Останкино в ноги кланялось!

Двенадцать лет я протрудился мультипликатором рисованного кино, на многих фильмах работал, и российских, и зарубежных, но в какой-то момент понял, что надо идти дальше. Меня пригласили на Высшие режиссерские курсы, и хотя я неплохо чувствовал себя и будучи мультипликатором, но как было отказаться от курсов, которые вели наши знаменитые мастера Федор Савельевич Хитрук, классик советской мультипликации (это он снимал «Винни-Пуха», «Каникулы Бонифация», «Икар и мудрецы») и Эдуард Васильевич Назаров («Жил-был пес», «Мартынка», «Похождения муравья»). Они хотели сами набрать на курс тех, кто был им интересен, раздобыли бюджет у Госкино. Эдуард Назаров – второй учитель в моей жизни после Александра Татарского.

Думая о дипломном фильме, я понял, что надо искать свой стиль. Мой учитель Татарский – это «Пластилиновая ворона», «Падал прошлогодний снег», причем на самой студии «Пилот» не было пластилиновых мультфильмов, это было сложно, дорого, тяжело... Это был 2002 год, и я решил с помощью новых цифровых технологий вернуть пластилин на экран. Это все равно ручная работа: кукол надо лепить и покадрово каждую куколку двигать, но я придумал, как это делать быстрее: мы стали снимать всех персонажей по отдельности и уже на компьютере собирать это в готовое кино. И Татарскому так понравилась эта новая техника, что он меня пригласил на начинающийся тогда проект «Гора самоцветов» по сказкам народов России, он делается до сих пор, хотя Александра Татарского уже нет в живых. Снято уже более 70 13-минутных сказок, разными режиссерами, в совершенно разных стилях, мы стараемся их делать аутентичными, именно народными, беря за основу народные промыслы, но чтобы это объединить в один проект, придумали еще перед началом делать пластилиновые заставки, которые рассказывают о том народе, чья сказка сейчас будет на экране.

Одна из заставок к сказке была продемонстрирована публике. Каждая сказка по-своему уникальна, как драгоценный камень-самоцвет. Кстати, в проекте представлена и эстонская сказка, потому что эстонцы тоже живут в России.

 

 

После этого был показан клип на детскую песенку «Интернет», автор которой – Георгий Васильев, известный по бардовскому дуэту «Иваси».  Теперь он ушел в мультипликацию и снимает сериал «Фиксики». Для его проекта «Фиксипелки» и сделали мультипликационный клип, который абсолютно весь слеплен из пластилина.

 

 

- Вы видите, что пластилин – очень детский материал, с большой возможностью превращения, –обратился к публике гость после просмотра клипа. – И первая наша проба – это пластилиновая азбука, которую мы делали для канала «Дисней Россия»: здесь пластилин имитирует деревянные фигурки, вообще это материал волшебный.

После чего был показан мультфильм с буквой А. Всего сочинили 33 песни, по одной на каждую букву. Их исполнила белорусская джазовая группа «Яблочный чай». Как пояснил Сергей, с джазовыми музыкантами очень удобно работать в мультипликации: чтобы фильм был интересный, ритм музыки должен быть плавающий, рваный, и с лидером группы Игорем Сацевичем в этом смысле было очень здорово работать, он прекрасно справился, написал 33 песни по готовым мультикам, подстроившись под видеоряд. А певица из его группы Саша Захарик прекрасно это спела.

 

 

Гость рассказал также о проекте «Города России»: разные российские города и регионы заказывали у студии фильмы про себя. Был показан ролик о Таймыре из цикла «Мульти-Россия», причем Сергей Меринов поведал, как удалось показать мамонта в вечной мерзлоте. Мамонта слепили, полили водой, поставили в морозилку, а потом отогрели феном. Получилось очень натурально! Таких роликов снято уже больше сорока.

- Было бы, конечно, интересно, делая эти заставки, заранее в каждый регион съездить, посмотреть, прежде чем это лепить, но не всегда есть возможность, поэтому пользовались услугами консультантов, – продолжал свой рассказ Сергей. – Я теперь приезжаю в какой-нибудь город России, иду по городу и говорю: это я лепил, это я тоже лепил... Вот Новосибирский театр я лепил, а Новосибирский вокзал действительно похож по контуру на паровоз. Сначала слепил, а теперь езжу и смотрю вживую.

А еще поступил совершенно неожиданный заказ от ГАИ, вспомнил режиссер. Пришли и говорят - мы хотим социальную рекламу о том, что надо пристегиваться в автомобиле, но в стиле палехской росписи. А это дело очень кропотливое, даже шкатулка одна годами делается. Давайте, говорю, мы пластилин под палех раскрасим и подвигаем. В результате родилась социальная реклама «Пристегнись!»

 

 

Постепенно мы перешли от детской мультипликации к более взрослой. Обратилась ко мне группа «Несчастный случай», уже во второй раз (до этого для них был снят пластилиновый клип «Шла Саша по шоссе») с просьбой снять клип, но только не мультфильм. Попросили написать сценарий. Сел – написал, получился все равно мультфильм, правда, из живых людей. Они говорят: ну, тогда ты сам и снимай. И так родился лирический клип «Суета сует». Там много чудес произошло, например, главный герой – Алексей Кортнев из группы «Несчастный случай», а кто будет девушка-то его? Я как мультипликатор мыслю, что ему, такому высокому, огромному, подойдет девушка маленького роста. Типаж Чулпан Хаматовой. Мне говорят: ты с ума сошел, знаешь, сколько один ее съемочный день стоит? И буквально через день мне директор группы звонит и говорит: слушай, я случайно совершенно с Чулпан встретился и об этой затее рассказал, а она говорит: «Давайте, отлично, никогда не снималась в мультиках! Я бесплатно у вас снимусь!»

Был продемонстрирован невероятно красивый, виртуозно снятый клип, трудно сказать, что было в нем лучше, песня или видеоряд, но все гармонично сочеталось, а живые люди действительно двигались как в мультфильме, что усиливало впечатление. Публика горячо аплодировала.

После этого интересного выступления гостя, которое сопровождалось демонстрацией на большом экране примерами работ его студии, Игорь Тетерин предложил перейти к дискуссионной части встречи. Начал он с того вопроса, который пришел сразу после просмотра первого клипа «Хару Мамбуру» : «Как вы умудрились в фильме 25-летней давности уловить дух современной подростковой субкультуры?»

- Вы знаете, видимо, мало что меняется, – заметил гость. – У нас был прекрасный художник и режиссер Слава Ушаков, наверное, он опередил время. Действительно, получилась песня, которую и сейчас молодежь с удовольствием слушает и смотрит.

Одна их участниц встречи из зала задала вопрос: «У меня возник когнитивный диссонанс: мне кажется, это не мог нарисовать мужчина, это женская техника. Но потом вы сказали, что у вас работают девушки, все встало на свои места. А как вы сами считаете – мужское это дело или женское?»

- Когда я пришел учиться на студию «Пилот», девушек не брали даже в мультипликаторы, - ответил гость. - Из 18 человек только две пробились с большим трудом. Татарский говорил: это мужская профессия, но он был неправ! В 90-е годы все очень резко изменилось: парни все ушли из искусства в бизнес, а мультипликация стала женской профессией. И такая ситуация в России по сей день, мужчин очень мало. Мне так это нравится – я в таком цветнике работаю!

«Часто ли бывает такое, что политика вмешивается в мультипликацию?», - задала еще вопрос та же самая участница встречи.

Гость ответил: «Последний раз политическое вмешательство совершил YouTube, когда из соображений безопасности детей, якобы защиты от педофилов, были запрещены все комментарии под детскими роликами. Вмешалось просто мировое правительство, я считаю, на самом высоком политическом уровне. А так мультипликаторы – Божьи люди, мы в политику не лезем, живем абсолютно в своем мире, и если высказываемся, то вот так, аллегорически. Меня больше волнует человеческая сторона вопроса, политики играют в свои игры, а страдают люди. Я считаю, что искусство политику не должно обслуживать.

Зрительница по имени Моника задала вопрос из зала: «У меня вопрос о разработке персонажей в анимации – насколько это вообще большая часть в процессе и насколько важен дизайн персонажа?»

- В пластилиновой технике лепка занимает больше времени, – пояснил Сергей Меринов. – У нас огромный отдел лепщиков, точнее, лепщиц, художниц по пластилину. Надо сначала нарисовать эскизы, а потом по ним слепить. Люди у нас работают не за большие деньги, а потому, что им это нравится. Важно, чтобы персонаж был интересный, даже если он страшный... Анимация – это всегда гротеск, персонаж должен быть максимально выразительным.

Зрительница Любовь прислала вопрос от своего маленького внука: как родился сюжет и идея создания его любимого мультика «Маша и медведь»? Тут же был озвучен второй вопрос на ту же тему от Аркадия из Пярну: «Чем объяснить, что мультсериал «Маша и Медведь» стал таким популярным во всем мире? Профессиональным маркетингом его создателей, эффектом русской экзотики или просто стечением случайных обстоятельств?»

Хотя Сергей Меринов не является автором этого мультфильма, на вопрос он ответил обстоятельно:

- В нашей профессии все знакомы, и так получилось, что наша студия «Пилот» по сути дела сохранила российскую анимацию, и сейчас во всех ведущих мультипликационных студиях работает кто-то из ее выпускников. Мультфильм «Маша и медведь» тоже снимал «пилотовец» Олег Кузовков. Идея пришла к нему на пляже в Америке, где он наблюдал маленькую шуструю девочку в компании ее толстого неповоротливого дедушки. Причем в Америке он эту идею не пробил. А приехав в Россию, увидел старый кукольный мультфильм «Машенька», и его осенило: не дедушка должен быть, а медведь! И проект сложился, он подобен «Ну, погоди!» или «Тому и Джерри» – два персонажа, маленький и большой, воюют между собой. Между прочим, родители всего мира кормят кашей детей под одну из серий этого мультфильма «Машина каша». А еще, поскольку героиня в платочке, этот сериал охотно покупают в мусульманских странах.

Георгий (блогер) прислал вопрос по электронной почте: «Прочел в Интернете ваше утверждение, что в отличие от игрового кино, которое в России часто убыточно, мультипликационное приносит прибыль. Если не секрет, как это происходит, кто покупает российские анимационные фильмы и где их демонстрируют?»

- Наши киношники сильно разбалованы огромными бюджетами, уже непонятно, как может тот или иной фильм окупиться. Мультипликация стоит дешевле (мы вообще скромные люди, сидим себе в кабинетах, что-то рисуем). И вдруг выяснилось, что наше искусство нужно, на YouTube приносит деньги, компании поняли, что можно продавать игрушки в виде персонажей из мультфильмов, детские товары с героями мультфильмов продаются хорошо, и мы вышли в плюс, внезапно стали флагманом российского кинематографа, который действительно прибылен, не берет деньги у государства, а сам зарабатывает, и при этом мы популярны в мире, то есть сейчас российская анимация на третьем месте в мире по количеству просмотров, нас опережает только Америка и Япония.

Галина Сапожникова предложила обсудить мультфильм «Король Лев»: «Меня он совершенно потряс как стопроцентно близкий к действительности. Как вы к этому относитесь, вы это вообще считаете мультфильмом?»

- Мультипликаторы по всему миру – одна большая семья, мы, не зная языков, всегда друг друга понимаем, – ответил гость. – Я не хочу обсуждать фильмы коллег, пускай расцветают все цветы, зритель выберет. Но мне немножко жутковато от этого мультфильма, где персонажи вроде бы живые, а вроде и нет. Я поэтому не стал смотреть. Это сделано в технике 3D, я все же поклонник ручной техники. Мультипликация интересна именно гротеском, тем, чего не может быть. Но если зритель за это голосует рублем, значит, ему это нужно.

- А есть такой фильм, который вам не надоест пересматривать бесконечно? – поинтересовалась Галина.

- «Жил-был пёс», «Каникулы Бонифация», «Винни-Пух и все-все-все» Ф.С.Хитрука – наши советские мультфильмы. Мне кажется, они просто гениальны.

Елена Николаевна (учитель) задала вопрос на сайте: «Как вы относитесь к современной американской мультипликации? Трудно ли с их продукцией конкурировать российским аниматорам?»

- У нас был большой провал в 90-е годы, но российская анимация выжила, и теперь, к счастью, снова начинаем конкурировать, мы уже к ним подобрались. Три главных анимационных школы в мире – американская, японская и, слава Богу, российская.

Елена (дизайнер) прислала вопрос: «Знакомы ли вы с эстонскими мультипликаторами и их работами? Существует ли сотрудничество между мультипликаторами Эстонии и России?»

- В некотором смысле во мне течет кровь эстонской мультипликации! – на удивление присутствующих заявил Меринов, – Потому что мои учителя Игорь Ковалев и Александр Татарский были большими поклонниками Прийта Пярна и испытали на себе его влияние. По сути дела, Прийт Пярн – мой мультипликационный «дедушка». И современная эстонская авторская анимация – она очень сильная, всегда была такой, начиная с Рейна Раамата. Не сомневаюсь, что я приехал в анимационную страну.

Игорь Тетерин озвучил следующий вопрос, пришедший в смс: «Есть ли у вас дети и читаете ли вы им сказки? Как относитесь к тому, что дети каждый день по несколько часов сидят у телевизора и смотрят мультики?»

- Начну с конца – плохо я отношусь к тому, что детей воспитывает телевизор, а не родители. Дети у меня есть, сыну 30 лет, дочке 20, я им сказки уже не читаю. Но когда-то читал. Сын – директор моей студии, дочь – балетмейстер, пошли, в общем, по моим стопам: балет и пантомима – ближайшие родственники анимации.

Вопросов было еще немало. Сергей Меринов ответил на все из них. Последний вопрос прислала Лада из Таллина: «Мультипликация давно перестала быть только детской. Существует целый пласт серьезных работ. Что бы вы могли порекомендовать к просмотру из созданного в этой области для взрослой аудитории?»

Вот ответ гостя, который многие из присутствующих старательно записали:

- Фильмы «Отец и дочь», «Монах и рыба» Мишеля Дюдока де Вита, классика европейской анимации, «Веселый Роджер» Марка Бекера, из российских – фильмы Дмитрия Геллера, Натальи Мирзоян, «Моя любовь» Александра Петрова (единственный в российской мультипликации лауреат «Оскара», премию получил за экранизацию повести Хемингуэя «Старик и море»). Особенно приятно, что он живет и работает не в Москве или Питере, а в Ярославле.

Встреча продолжалась почти два часа. По ее окончании самые активные участники встречи и авторы интересных вопросов получили в подарок диски с мультфильмами из серии «Гора самоцветов», которые сопроводил своим автографом Сергей Меринов.

 


Другие новости