Print this page

Пресса о нас

Хазин: коронавирус – венок на гроб либеральной экономики
Хазин: коронавирус – венок на гроб либеральной экономики
Борис Тух
01.04.2020

Коронавирус разрушил все привычные каналы общения. Осталась одна возможность для интервью – телемост. Благодаря телемосту пишущему эти строки удалось принять участие в дискуссии на тему «Наш мир до и после коронавируса» с известным российским специалистом в области экономики, аналитики и статистики Михаилом Хазиным.

Михаил Леонидович Хазин задолго до мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, спрогнозировал его в своих работах. Самая новая книга Хазина «Воспоминания о будущем. Идеи современной экономики», изданная в прошлом году, уже разошлась тиражом в 25 000 экземпляров. Некоторые считают его пророком, но…

«Я ученый, а не предсказатель, – возразил на это Хазин. – В моих книгах я научно объясняю, что происходит и что будет происходить».

Некоторые его комментарии могут шокировать. В частности, мнение по поводу цифр заболеваемости и смертности в Италии. Но вдруг это – та шоковая терапия, которая сегодня нужна?

«Я много занимался статистикой, – говорит ученый. – И считаю, что цифры смертности не соответствуют реальному положению дел. Если умирают пожилые люди и в их крови находят коронавирус, то причиной смерти ставят коронавирус, хотя может быть, они умерли по другой причине. Летальность определяется от общего количества заразившихся. У меня есть знакомый, такой же сумасшедший статистик, каким был я. Он внимательно просмотрел сводки по Италии, количество умерших за каждый день. И оказалось, что смертность практически не менялась по сравнению с временем до эпидемии. Причем выяснились странные вещи: пожилых людей, которые заболели, госпитализировали и стали «вытаскивать», в результате они умерли. А многие из тех, кто остались дома в своих постелях, остались живы. Пожилые люди должны были соблюдать карантин – избегать общения с людьми молодыми, которые являются переносчиками вируса. И тогда нагрузка на больницы и аппараты ИВЛ растянется на несколько месяцев. Основная проблема сегодня не столько коронавирус, сколько закрытие границ.

В ожидании апокалипсиса

– Завершатся ли по окончании пандемии кризисные явления в экономике и начнется ее подъем? Или коронавирус – всего лишь спусковой крючок нового мирового экономического кризиса? И нас ждет глобальная экономическая депрессия?

– Экономический кризис будет. Если быть точным, он не прекращался. Кризис начался в 2008 году, но его приостановили вбрасыванием очень большого количества денег. Однако ресурс, который можно было использовать для разработки концепции того, что делать после кризиса, не был использован. Модель либеральной экономики закончилась. Причем нет альтернативной модели, в отличие от той ситуации, которая сложилась в СССР в конце 80-х и когда были надежды, что «социалистическая» экономика сменится более прогрессивной альтернативой.

В новый кризис мы только вступаем. Он начнется осенью и приведет к очень тяжелым последствиям. От нынешнего уровня жизни США и Западной Европы спад будет примерно двухкратным. С точки зрения стран, которые присоединились к ЕС в 90-е годы, все хорошее остается позади и возможна тотальная катастрофа. Основная проблема в том, что значительное количество молодых людей, уроженцев государств Балтии, которые успели устроиться на работу в странах с высоким жизненным уровнем, вынуждено будет вернуться на родину. Потому что когда безработица достигает 40%, а это весьма вероятно, то «чужие здесь не ходят».

Вы уже работаете за еду?

– После эпидемии коронавируса мир уже не будет таким, как прежде. С этим согласны почти все. Но одни считают, что люди поймут, что для спасения человечества необходима солидарность и на фоне реальной угрозы для всей нашей цивилизации разногласия второстепенны. А другие – что напротив, начнется разобщение, верх возьмут популисты, национал-изоляционисты. Вы пессимист или оптимист? Способны ли, по-вашему, политики осознать, что дело помощи утопающим – дело рук самих утопающих, и подняться над своими геополитическими и личными амбициями? Ваш прогноз на развитие событий?

– Мне недавно рассказали такую замечательную шутку. Потенциальный работодатель звонит своему потенциальному наемному работнику: «Простите, вы уже работаете за еду? Нет? Тогда я вам через неделю перезвоню». Шансов на восстановление либеральной модели экономики нет. Что касается либеральных лидеров ЕС, то могу вас уверить: если будет у них возможность вырвать кусок изо рта умирающего с голоду ребенка, они это сделают. Чтобы получить деньги, они пойдут на все. Но модель высасывания денег из остального мира уже не работает. Мы живем в рамках модели, которая уже умерла. Ее еще можно некоторое время поддержать за счет вливания денег, но она все равно умрет. У нас есть полгода, в течение которых еще можно что-то сделать. Можно спасти свой бизнес, если четко понимать, что делать. Нужно менять модель бизнеса.

У меня был знакомый. Его звали Карл Густавович Ряни. Вы поняли, что он был эстонец. Он был знаком с В. И. Лениным; в ночь на 25 октября 1917 года передавал из Смольного по телеграфу Декрет о мире и Декрет о земле. Умер он в 1994 году. В возрасте 100 лет. Году в 92-м внучка – юная девушка – спросила у него, каким ему видится будущее. И он ответил: «Анечка, тебе еще жить в этой стране. Зачем тебе все это знать?»

Но я, напротив, могу сказать вот что. В нынешней ситуации главное для человека – знать и понимать, что происходит, и выстраивать свою модель бизнеса в соответствии с реалиями. Не в соответствии с фейковыми новостями, которые катятся лавиной. Надо четко понимать, что делать. Нам никто не поможет.

Падение спроса и уровня жизни

– Коронавирус нужен, чтобы мир начал жить по-другому?

– То, что происходит сейчас, – это сложное сочетание очень разных факторов. Сочетание вируса, коррекции на американских рынках и обвала цен на нефть. То, что происходит сейчас, – полная аналогия мифа о Вавилонском столпотворении, т. е, если угодно, проявление какого-то божественного вмешательства в судьбы человечества. Те элиты, которые нами правили на протяжении последних десятилетий, т. е. финансисты, продемонстрировали полную беспомощность. Придут старые консервативные элиты. Но у них нет модели. Могут ли те, кто претендуют на власть, накормить большое количество людей? Для этого нужны новые модели. Либеральные больше не работают. Есть при этом множество тактических проблем. Что делать с хипстерами, креативным классом и прочими бездельниками, которые расплодились в городах на эмиссионные деньги. Что делать со средним классом, который обеднеет? Люди, которые привыкли иметь автомобили, отдельное жилье, возможность путешествовать, должны примириться с ситуацией, при которой они должны ютиться в полуподвальной комнатенке и работать за еду. Они будут сильно недовольны. А это половина населения США и Европы. Куда их девать, я не знаю. Единственный способ оказаться не на самом дне – реально понимать, что происходит, и подстраивать свою жизнь под реальные процессы, а не под туфту, которую гонят СМИ, социальные сети и официальная пропаганда.

Я учился в школе с 1969-го по 1979 год и читал замечательный журнал «Техника – молодежи», в котором описывалось, как США и Япония внедряют роботизацию. И вдруг роботизация закончилась: выяснилось, что эксплуатация дешевой китайской рабочей силы выгоднее, чем внедрение роботов. Дешевле заставить работать сотни миллионов китайцев, чем содержать вузы, которые будут учить инженеров и системотехников, чтобы те создавали автоматизированные линии, учить инженеров, которые будут обслуживать эти линии, и программистов, которые будут писать для них программы. А ведь еще надо готовить структуры, которые будут это производство страховать. А теперь смотрите, что получается. У нас падает спрос и людям будет сильно меньше нужны автомобили. Причем подозреваю, что с конвейеров станут сходить машины, которые не будут ломаться через пять лет, а будут служить долго, как когда-то служили автомобили выпуска 1950-х годов. Появится очень много очень дешевой рабочей силы. Люди будут готовы работать на конвейере за еду. Поэтому технический прогресс резко замедлится. Вот камеры наблюдения на каждом углу – это будет развиваться.

– Хватит ли еды на всех?

– Хватит. Проблемы могут возникнуть не с нехваткой еды, а с ее доставкой. Поэтому иметь запас не помешает.

Неизбежность жертв

– Известно, что пандемия – при нехватке больничных коек, аппаратов искусственной вентиляции легких и пр. – способна поставить медиков перед вопросом: кого лечить, а кого предоставить его судьбе. Возможна ли этическая оценка такой ситуации? И не распространится ли подобный «социал-дарвинизм» на все сферы жизни?

– Это очень сложный вопрос. Хирург принимает подобные решения каждый день; это врачебный цинизм, с этим ничего не поделать. У врачей есть профессиональные методы защиты, но они гибнут во время коронавируса – не столько от болезни, сколько от того, что воспринимают эпидемию как кару за неспасенных ими, и считают: лучше я буду лечить других, чем лечиться самому. Это говорит о том, что у них есть совесть.

Человек, который управляет государством (не либеральный чиновник, а действительно управляющий и несущий ответственность), вынужден принимать решения, от которых кто-то гибнет. Командир дивизии, которая прикрывает отход основных сил, понимает, что посылает людей на верную смерть. Иногда приходится жертвовать меньшим числом людей. Чтобы спасти большее.

– Что может быть с культурой? Сегодня подводится финальная черта под достижения человечества в культуре и искусстве или наступает новый ее этап? Театры и концертные учреждения несут огромные убытки от того, что спектакли и концерты прекращены. Кто возьмет на себя эти убытки? Есть ли стратегия спасения культуры?

Здесь Хазин исходил из ситуации с культурой в России. Он ответил:

– В качестве культуры нам преподносится голая ж… на сцене. Поддерживать такие явления государственными деньгами не надо. Либеральная культура будет умирать, т. к. на нее никто денег не даст, а нормальной культуре будет дан мощный толчок.

(Фактически же высокая культура продолжает работать даже в условиях пандемии. Например, в России театр «Геликон-опера» показывает музыкальные лектории и спектакли по YouTube, причем совершенно безвозмездно. У нас театры показывают по интернету записи своих спектаклей. И в России, и у нас очень многие люди, желая поддержать театры, не сдают билеты на отмененные спектакли. Но вопрос, что сохранится, когда эпидемия коронавируса схлынет, остается открытым. В пьесе Дюрренматта «Ромул Великий» есть многозначительная реплика: «Общество, которое дышит на ладан, способно воспринимать только комедию». В США Голливуд именно после Великой депрессии стал «фабрикой грез»: публика нуждалась в оптимистичном кино. Возможно, основные потери понесет эстрадная поп-культура с ее дорогостоящей безвкусицей, но стоит ли о том жалеть?)

Новая Ялта?

– После эпидемии коронавируса мир изменится? Как?

– Вновь встанет вопрос о сферах влияния. Президент США Трамп говорит об этом почти открыто. После крупной войны в мире всегда происходили некие мероприятия, на которых принимались новые правила. Так что мы можем говорить о «новой Ялте». Или о «новом Венском конгрессе». Сейчас, слава Богу, войны нет, но впереди – победа над финансовым глобализмом. Отдайте себе отчет: победа над финансовым глобализмом станет основой для нового миропорядка. Трамп об этом уже говорил, и сегодня очевидно, что его в этом поддерживает большая часть населения США. В России Путин давно об этом размышлял. Си Цзиньпин воюет со своими либералами. Но речь в будущем пойдет не о сферах влияния, а о сферах ответственности, чтобы не появился новый Адольф Алоизиевич (т. е. Гитлер), новый ИГИЛ или еще кто-то. И в этом смысле есть две вещи. Во-первых, нет опыта борьбы с сетевой структурой. Гитлер был целой отдельной страной. А глобализм – надстрановое образование. И по этой причине, скорее всего, зло будут персонифицировать. И козлами отпущения могут оказаться Украина, в какой-то степени Польша и Прибалтика. Страны, где открыто проходят неонацистские сборища. И вся тяжесть ответственности ляжет на конкретные государства.

 


Новости клуба