Print this page

Пресса о нас

СПЕЦОПЕРАЦИЯ «НАВАЛЬНЫЙ»
СПЕЦОПЕРАЦИЯ «НАВАЛЬНЫЙ»
Ольга ТИТОВА
07.10.2020

Кому и зачем понадобилось эвакуировать российского блогера в Германию. Об этом детальный анализ политолога Владимира Сергиенко (Берлин), который приезжал в Эстонию по приглашению медиа-клуба «Импрессум» и выступал перед таллинской публикой.

 

Без немецкой разведки не обошлось

– Как вы оцениваете личность и деятельность Алексея Навального?

– Как личность я его вообще не оцениваю, потому что я его не знаю, и он мне неинтересен. А вот что касается технологии его деятельности, есть такие проекты, когда четко понятно: если начать долбить сильных, рано или поздно что-то посыплется – либо деньги, либо месть, это всегда привлекает внимание (улыбается).

– Следите ли вы за блогом Навального?

– Если он мне неинтересен, зачем следить за его блогом? Из профессиональных соображений есть кого мониторить: ПАСЕ, Бундестаг, Европарламент – наполнены политиками, парламентариями… А с точки зрения, знаю ли я резонанс, который он создал – конечно… Популярный блогер – это только популярный блогер, даже если он оппозиционер.

– То есть он все-таки популярный блогер?

– А почему нет, если у него миллионные просмотры? Вот я радуюсь, когда у меня на одно видео 100 000 просмотров. Команда, стоящая за человеком, который собирает в YouTube миллионы – это, конечно, популярность и команды.

– Можете ли вы прокомментировать последние события: кома, подозрения в отравлении, разница в заключениях российских и немецких медиков?

– Давайте быть корректными: немецкие медики тоже ничего не нашли. Не медики нашли «Новичок», а военные: лаборатория Бундесвера. Я знаю, как смог Навальный оказаться именно в Германии, а не во Франции, не в Финляндии. Давайте шаг за шагом разберем ситуацию.

Сентябрьский гость медиа-клуба «Импрессум» - известный писатель, публицист и политический комментатор Владимир Сергиенко.

 

– Алексей Навальный поехал в Новосибирск, он считал эту поездку перспективной, на обратном пути случилось несчастье…

– Что он там делал, я не знаю. Механизмы, которые нужно включить, чтобы он оказался в Германии, это не механизмы уровня Навального. Чтобы стать личным гостем Ангелы Меркель, категорически мало звонка финского президента или даже разговора с Владимиром Путиным. В Германии есть только два учреждения, которые имеют право такими вещами заниматься на внешнем периметре – это МИД и Федеральная разведывательная служба Германии (BND), находящаяся под контролем Ведомства федерального канцлера Германии. Оперативную оценку должны были давать в любом случае немецкие разведчики, и МИД должен был задействовать этот механизм для того, чтобы выяснить, возможен ли вывоз, на каких условиях, есть ли подозрение на применение ОМП (оружия массового поражения).

И вдумайтесь, какой должен быть уровень принятия решения: по протоколу Меркель не может позвонить Путину на мобильный телефон. Подчиненным надо организовать «красный телефон», как в старые времена.

Вопрос: кто может дать правовую оценку эвакуации российского гражданина в Германию, какой специалист, какой советник в команде Меркель? Это Министерство юстиции или МИД? И вы что, думаете, что никто из немцев не пришёл в больницу, никто не общался с ним? Те, кто общались – это представители немецкого МИДа, Министерства юстиции или все-таки немецкой разведки, отдел, который занимается сбором и обработкой информации об Оружии массового поражения? И Меркель лично. В данном случае без немецкой разведки не могло обойтись. Это не уровень Навального – Навальный понятия, скорее всего, не имеет, как работает система, в которой немецкая разведка может получить право на определенные действия за границей. Протоколы включаются для того, чтобы потом не было разбирательств в Бундестаге в контрольном комитете.

Потому что вот этот нюанс, он очень тонкий: был личный приказ Меркель запустить протокол, или всё-таки Меркель соблюла немецкие правила игры, собрала немецких особистов из спецслужбы, проконсультировалась у себя в партии как минимум с теми консультантами, которые работают по востоку, по России, потом после «немецкого Совета безопасности» и всех консультаций должно было быть принято решение.

– Я видела информацию, что в гостиничном номере, где останавливался Навальный в Новосибирске, был обыск, и нашли бутылку с отравленной водой…

– Вы назвали это обыском. В принципе, да, это обыск, только не российскими операми, а сотрудниками внешней разведки Германии (смеётся), руками, правда, волонтеров или «не очень», работающих на кого? (Смеётся.) Сейчас в Германии происшествие  трактуется как покушение на убийство, как теракт с применением химического оружия. Естественно, возникает вопрос – откуда такая уверенность. У Меркель, что, свои люди сидят в ФСБ, на Лубянке, и контролируют, отдают или не отдают приказ о ликвидации какого-то блогера, который, если честно, беззубый, никого не смог укусить так, чтобы это было существенно? Я не помню, чтобы из-за него кого-то сместили, посадили, возбудили… Он не раскопал такие вещи, которые могут действительно уничтожить человеку карьеру, имя и прочее.

Если бы следствие вела Агата Кристи

– Как общественность и пресса Германии отреагировали на скандал вокруг Навального?

– Давайте вернемся к протоколу: это очень важный момент. Представим, что в гостиничном номере сидит Агата Кристи, и она полностью реконструирует события преступления, и очень хочет помочь органам разобраться во имя жертвы. А Навальный, как ни верти, жертва в данном случае. Он гражданин Российской Федерации, и он жертва. Представьте себе, что вы Агата Кристи, с вами комиссар, где-то ещё тайная полиция лондонская, и в этот момент кто-то инкогнито заходит в номер, и – раз – вещдоки забирает…

– Это кто? Кому это выгодно?

– Кому выгодно? Кто кого научил, подучил? Если бы вы оказались в номере, вы тоже могли бы подумать, что всё это вещдоки: отпечатки пальцев снять надо, ну, мало ли, правда же? Вы туда заходите, соображаете, что там есть что-то, что может помочь расследованию, вы вызвали специально супердетективов: Пуаро, Агату Кристи, Шерлока Холмса, Знатоков… У меня вопрос не к тем, кто эти бутылки забрал, а к тем, кто сказал, куда их передать. И уровень приказа: а давайте передадим эти бутылочки лаборатории Бундесвера – это уровень не Навального и его окружения, а Меркель, совбеза немецкого, разведки…

Если следовать законам детективного жанра, в сюжете с Навальным должна проявиться прокуратура. Знаете, в каком случае германская прокуратура может открыть дело? Если этот человек действует в интересах Германии. Ну, например, он знает, что будет теракт, не дай Бог, с применением «Новичка» – вот представьте себе такой сумасшедший сценарий, – и, конечно, его немцы будут эвакуировать, но по протоколу. Поэтому на вопрос, кто курирует, должна ответить Ангела Меркель. Не мне, не вам: своему народу, парламенту Германии, Бундестагу.

Если это не её личное решение, пусть она в закрытом режиме отчитается перед своим парламентом, с какого момента немецкая разведка стала принимать участие в деле Навального. Ведь кто-то должен был сказать: везите-ка вещдоки вот сюда, мы здесь сделаем анализ. Я принимаю теперь ваше слово «обыск». Но это был не обыск, это была кража. А если обыск, то вдумайтесь, кто это сделал и в чьих интересах. Получается, что в интересах немецкого государства? (Смеётся.) Еще раз: кто-то взял и украл вещдоки с территории Российской Федерации. Круто? Они эти штуки украли, и тут же говорят: а, там убийство, там отравление! И началось!

– В западных СМИ сейчас часто в истерическом тоне говорят, что Навального отравили, это покушение, это так ужасно, это Путин виноват и российское государство… Может быть, очередная провокация?

– А не мелко ли? Есть понятие «цепочка приказов». Цепочка приказов ни разу не была озвучена ни в одном из западных СМИ. Там всё время существует логика в кавычках, которая отталкивает факты. Когда пошла разгонка информационного поля, когда пошло цитирование политических деятелей, включилась именно эта «логика». Если вы работаете в политологии, вы знаете, что в риторике политические партии берут какой-то лжепосыл, и заканчивается всегда тем, что клеймят противника. Так вот, согласно этой логике Навальный с утра до ночи окружён тайными агентами ФСБ, мышка не проскочит. Ну, значит, ФСБ либо знала, либо лично сделала. А если ФСБ, то тогда это Путин. А если Путин лично отдал приказ ФСБ, то это логично. А если не Путин, тогда он ФСБ не контролирует! Это, знаете, как «вилка» в шахматах – когда одна фигура под боем, а другая под шахом. В любом случае ты теряешь что-то.

– Но кто получит от этой безвыигрышной партии дивиденды?

– Знаете, даже у нас в Германии были голоса и в Бундестаге, и в прессе, и на телевидении, которые говорили: неужели вы думаете, что русские совсем сумасшедшие, будут травить ядом «Новичок» блогеров? А теперь давайте посмотрим, кому это выгодно? Кому выгодно пикирование между Россией и Германией? Нужно понимать, что Меркель, уходя, заинтересована оставить о себе след в истории, как гуманист, это целое мышление, целая философия. Но слушаешь, что говорят свободные демократы, которые вместе с Меркель в коалиции, и видишь, что тут совсем другое, тут присутствуют амбиции, стремление себя выпячивать.

Например, я прихожу к выводу, что министр иностранных дел Германии выпячивает себя в истории с Навальным потому, что он не добился успеха в греческо-турецких переговорах, создании процесса мирного урегулирования на территории Украины. А чего добилась Германия при его посредничестве в минских переговорах? Единственное их достижение – они присутствуют за столом переговоров, но эффективность их нулевая. Соответственно, министру нужен повод, чтобы погромче о себе заявить в истории с Навальным, да и другим политикам нужен этот повод. А потому не стоит удивляться, что появится кулак из самых верных, преданных партии депутатов, которые начнут громко призывать к санкциям против России, сначала в Германии, потом в Европарламенте. Им что Навальный, что не Навальный, был бы повод заявить о себе.

Примечательно, что Навального в Берлине доставили в клинику «Шарите» фельдшеры спасательной службы Бундесвера.

 

Навальный помог Меркель набрать очки

– Получается, что Навальный – всего лишь пешка в большой политической игре?

– Я бы не называл его пешкой, пешка может и до ферзя дойти. Для меня в данной ситуации он больше похож на подпяточник. Вы знаете, спринтеры ставят такую штуку, в которую ногу упирают и отталкиваются на старте. Вот эта точка опоры – и есть подпяточник.

– Оттолкнулись, и пошло-поехало… А он уже не нужен!

– Конечно! Если б не Навальный был, что-то другое бы произошло: не дай Бог, какое-нибудь недоразумение на атомной электростанции... Я считаю, что папочка со сценарием написана давно, ждали только момента. Дело не в том, как и от чего Навальный пострадал, а как была использована эта ситуация.

– Не кажется ли вам, что Алексей Навальный сам создает впечатление о себе как о преследуемом политике? В его биографии эта история далеко не первая. Где-то его кислотой облили, где-то мукой обсыпали…

– Кислотой или зелёнкой? Это важно! Да, на него уже были покушения, говорят немцы (смеётся). В связи с мониторингом ты смотришь новости, тебе присылают информацию, и вот представьте себе, тебе говорят: Навального уже кислотой обливали…и зелёнкой плохо, особенно если в глаза.

– Я оговорилась, простите! Конечно же, зелёнкой!

– Вы оговорились, а они в СМИ именно так рассказывали! Но давайте поговорим о другом, об интересах больших политических фигур. Например, об интересах Меркель. Она абсолютный профессионал с большой буквы в смысле функционерства. У неё в партии после того, как Меркель заканчивала речь, стояли и аплодировали больше 12 минут. Вот встаньте и попробуйте 12 минут аплодировать: у вас руки отвалятся! Это культ личности! Серьёзно!

И обратите внимание: позвонив Владимиру Путину, Меркель сделала великий жест, человека спасала! Решение принималось, вдумайтесь, на каком уровне: два президента мощнейших государств. А теперь представьте себе, что Меркель в данной ситуации очень ярко продемонстрировала, что кроме неё никто не умеет тушить пожар. Весь вопрос: а был ли пожар вообще? И если изначально предположить, что Меркель затеяла это для того, чтобы продемонстрировать, что она самая главная, то вопрос: она самая главная с кем? В отношениях с Россией? В отношении Северного потока? Нет, она продемонстрировала, у кого сконцентрирована вся полнота власти в Германии, и кто влияет на повестку в ЕС.

– Ну, если это доказано, то зачем же нагонять волны истерии в отношении России?

– Еще раз повторю, мне кажется, хотя у меня нет доказательств: они включили максимально истерическую волну для того, чтобы никто не стал интересоваться, как и для чего германские спецслужбы занимались сопровождением эксцесса с Навальным на территории РФ. Тут ведь последует самый главный вопрос – если вы считаете, что в России был теракт с применением боевых ядов, если вы о нем что-то знаете, но при этом воруете вещдоки, значит, вы помогаете тем, кто этот теракт совершил, следы замести. И уже не имеет значения, кто его совершил – ФСБ, генералы какие-то отставные, миллиардеры, против которых Навальный что-то нашел, просто мстители народные, разницы нет, кто стоит за этим преступлением. Но если оно по статусу таково, то получается, что произошло покрывательство преступников.

– Хочу задать последний вопрос – какие позитивные и какие негативные аспекты вы как политолог видите в создавшейся ситуации?

– Во всей этой каше? Знаете, я не вижу негативных. Есть только позитивная сторона во всей этой истории. Для всех, кроме Навального, его здоровье все-таки пошатнулось. Мы теперь четко знаем, что существует возможность проводить экспертизу в лаборатории Бундесвера. Что немецкая разведка имеет своих агентов, которые действуют на территории России. Мы знаем, по каким системам будут включены протоколы, если нужно будет эвакуировать своих в понимании немцев. Меркель о себе могла узнать что-то новое (смеётся). Я считаю, что это урок, который многих встряхнул в России и Европе, заставил в режиме аврала работать дипломатов, спецслужбы, юристов, сотрудников Интерпола. Этот урок очень важен, потому что каждый раз, когда начинается такая истерия, либо она будет успешной, либо мы выработаем какое-то противодействие, противоядие, либо вообще последует холодная война, которая обернется железным занавесом или окончательно будет сформирован список участников конференции «Ялта 2.0». И вот эта встряска сейчас очень нужна, чтобы не оказаться перед чем-то действительно страшным, несущим намного более жестокие последствия.

 

Полностью интервью в видеоформате можно посмотреть на сайте медиа-клуба «Импрессум» и  в сети Youtube.

 


Новости клуба