Print this page

Пресса о нас

ВЛАДИМИР СЕРГИЕНКО: «СУДЬБА ЕДИНОЙ ЕВРОПЫ - В РУКАХ ЕЕ ЛИДЕРОВ»
ВЛАДИМИР СЕРГИЕНКО: «СУДЬБА ЕДИНОЙ ЕВРОПЫ - В РУКАХ ЕЕ ЛИДЕРОВ»
Александр АЙСБЕРГ
09.10.2020

Международный медиаклуб «Импрессум» в Таллинне возобновил встречи со своими гостями после карантина, связанного с коронавирусом.

Перерыв не изменил настроение жителей эстонской столицы, и 30 сентября конференц-зал гостиницы «Европа» был полон настолько, насколько позволяли требования, предъявляемые городскими властями к организаторам массовых мероприятий.

 

Уже сама тема встречи привлекала внимание - «Куда идет Европа?». Личность спикера подогревала интерес вдвойне: гостем клуба на этот раз стал известный публицист и политолог из Берлина Владимир Сергиенко. Он - активный участник политических дискуссий в Германии и России, частый гость ток-шоу на ведущих российских телеканалах. Плюс ко всему, на радиостанции «Вести ФМ» Сергиенко ведет свою авторскую программу «Еврозона».

Перед встречей в клубе берлинский гость пообщался с журналистом издательства «Инфоринг», ответив на сакраментальный вопрос, ставший темой таллиннской встречи, и рассказав о противоречивых процессах, протекающих в Германии.

- Итак, что же происходит с Европой? Великобритания ушла...

- Ушла, но все еще «воюет» с Евросоюзом - окончательное соглашение о выходе страны из ЕС до сих пор не подписано, что говорит об отсутствии у последнего дипломатической воли. Евросоюз не идет на компромиссы. В таких случаях выигравших не будет. При этом Британия в сентябре уже подписала торговое соглашение с Японией, согласно которому 99% британского экспорта в Японию не будет облагаться пошлинами. Тем самым, «утерла нос» Евросоюзу.

«Локомотив» единого Европейского Союза - Германия, чья сила - это деньги, и все давно уже поняли, как, благодаря членству в Союзе, Германию можно «доить». Она затыкает все дыры в союзном бюджете. Ведь как Италию оставили в Евросоюзе? Деньгами. Тупо. Но все может резко измениться.

В какой-то момент немецкий налогоплательщик может спросить - а почему я должен потакать политикам и содержать остальных? Коронавирус сильно повлиял на настроения людей. Поэтому если не будет хватать денег, если не восстановится экономика и не произойдут изменения в финансовой политике, то социальное напряжение будет расти. Начнутся протестные движения, и нас могут ждать очень серьезные испытания.

В стране поменяются лидеры, а с ними и ее курс, и через несколько лет Германия выйдет из Евросоюза. И что тогда произойдет? Сохранится ли он? Останется ли единый банк, единая валюта? Может, будет только общая пограничная зона, шенгенская? Но возможно, что и она рассыпется.

Сегодня активность внутри Европейского Союза смещается на восток. Я считаю, что в ближайшее время очень громко о себе, как о консервативном лидере Европы, заявит Польша, ведь многие политические игры сейчас затеваются именно там. В настоящее время Польша является чуть ли не посредником в разговоре между США и Евросоюзом. И американские военные переводятся в Польшу. Возможно, что Польша создаст внутри Евросоюза свою собственную ось политически близких ей государств и тогда на равных будет разговаривать с Германией.

НЕОНАЦИЗМ - РАКОВАЯ ОПУХОЛЬ ОБЩЕСТВА

- Все чаще говорят о возрастающей активности ультраправых в Германии. Действительно ли это так?

- Да, Германия сделала шаг в этом направлении, примеров чему хватает. Обратимся к событиям, ставшим достоянием гласности. Недавно выяснилось, что экстремистские настроения проникли в элитные части немец-

кого бундесвера - немецкий спецназ. Это люди, которые, в силу своей профессии, умеют убивать. И такие люди исповедуют культ третьего рейха!

Министр обороны призвала военных к самоочищению. Сказала, если до октября этого не произойдет, то спецназ будет расформирован. Но они что, должны доносить друг на друга или курс лечения у психиатра пройти? Или, может, в церковь сходить, покаяться?

Только что, в конце сентября, прошли обыски у трех десятков полицейских в их квартирах. У них изъяли электронные носители. В чем дело? Вскрылась группа людей, находившихся на государственной службе и пользовавшихся популярным приложением для обмена сообщениями WhatsApp, которые вдохновлялись идеями национал-социализма.

Еще одним примером служит попытка в судебном порядке запретить в стране партию ультраправого толка - НДП (Национал-демократическая партия). Сделать это не удалось по одной причине. Выяснилось, что из семи членов правления партии трое были осведомителями немецкой внутренней разведки - Федеральной службы защиты конституции Германии. И суд не счел нужным запретить партию.

Теперь давайте обратимся к статистике уголовных дел по всей Европе, связанных с убийствами на неонацистской почве. Где происходит подобное? В Германии! Убили известного политика Вальтера Любке, который поддержал Ангелу Меркель, впустившую в страну беженцев. Давайте посмотрим, где в Европе существует неонацистское подполье, члены которого убивают людей из-за их цвета кожи? Снова в Германии! Это что, единичные случаи или тенденция?

Бывает, что военная разведка делает обыск у тех, кого подозревает в связях с неонацистами. И ничего не находит. Выясняется, что этих людей предупредили о проверке. Это значит, что у неонацистов есть симпатизирующие им в военной разведке и прокуратуре. Неонацизм - это раковая опухоль общества, которая, я думаю, никогда не исчезала. Просто современные технологии позволяют разделяющим идеи национал-социализма усилить интенсивность общения - в анонимных группах в соцсетях, в анонимных чатах и пошло-поехало.

Но! В Германии (в отличие от Украины) свою абсолютно четкую позицию заявляют антифашисты. Если двести нацистов будут идти официальным маршем по городу, то одновременно тысяча людей выйдет с маршем протеста. То есть антифашизм в Германии силён. Да, делаются попытки его единство разрушить: в нем начинают различать коммунистов, социалистов, Черный блок и так далее. Но важен сам факт того, что в обществе преобладает антифашистское восприятие мира. Для Германии это принципиальный момент.

СОЙТИСЬ В ПОЛЮСЕ

- Как в этом отношении выглядят восточная и западная части Германии?

- Вопрос сложный и требует глубокого изучения. После войны в западной и восточной частях страны проходили процессы денацификации, то есть освобождения немецкого общества от влияния идеологии нацизма. Но проходили абсолютно по-разному.

В Восточной Германии этот процесс контролировал Советский Союз, и индульгенцию получали не просто раскаявшиеся, а реальные антифашисты. В западной же части людей с нацистским прошлым с легкостью брали на работу в самые разные сферы деятельности: в газеты, суды, управление городом. Брали всех, кто не был уж слишком запачкан сотрудничеством с нацистами - только «на два дня зашел».

Сегодня увлечение правыми идеями больше заметно в восточной части страны. Но имейте в виду, люди здесь в большинстве своем разделяют не самые крайние, коричневые идеи, а те, что ближе консервативному мышлению, то есть сознают важность национальных интересов страны. Это та тема, которую канцлер Германии Ангела Меркель в своей политике отправила на скамейку запасных.

Все привыкли говорить о ее ошибочной миграционной политике, за которую расплачиваются простые немцы, но содержание и финансирование Евросоюза тоже лежит на плечах немецкого налогоплательщика. И если ты финансируешь Евросоюз больше, чем кто-либо другой, значит, недофинансируешь собственных граждан.

Вот и получается, что экономическая ситуация на востоке Германии хуже, чем на западе - меньше зарплаты, пенсии. И люди там больше задумываются о национальных интересах. Так что надо уметь различать консервативно мыслящих от тех, кто разделяет национально-консервативные идеи или еще хуже - скатился до ультраправого крыла.

- Ангела Меркель, чья первая половина жизни прошла в ГДР, остается федеральным канцлером до следующих выборов в бундестаг, которые пройдут в 2021 году. После чего, по ее словам, не будет претендовать на какой-либо политический пост. Кто из немецких политиков может стать ее преемником?

- Идет напряженная борьба, и реальные шансы получить пост канцлера в новом немецком правительстве имеет самая представительная партия в бундестаге - ХДС (Христианско-демократический союз). По традиции его должен занять председатель партии.

Внеочередной съезд ХДС, на котором предполагалось его избрать, должен был состояться еще в апреле, но из-за коронавируса съезд отменили. Теперь эта процедура пройдет на ежегодном партийном собрании в декабре. Думаю, что до нового года все разрешится.

Радует, что на пост председателя партии выдвигается сразу несколько кандидатов. Один из них - чисто технический, который, тем не менее, оттянет на себя определенное количество голосов. Это действующий министр здравоохранения Германии Йенс Шпан.

У нынешнего министра обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр, я считаю, шансов стать лидером партии нет. После такого авторитета, как Меркель, тяжело претендовать на эту должность. Имя третьего кандидата, Фридриха Мерца, говорит о том, что в случае его избрания председателем ХДС, а потом канцлером, акцент в работе правительства будет сделан на экономическом развитии Германии.

КОМУ СЛУЖАТ И С КЕМ ДРУЖАТ НЕМЕЦКИЕ СМИ

- Какую роль в политической жизни Германии играет телевидение?

- Как и в любой другой стране -большую. Об этом красноречиво свидетельствует назначение нового программного директора общенационального общественного телеканала ARD (аналог Первого канала в России). На днях стало известно, что им станет юрист Кристине Штробль.

Она - дочь известного немецкого политика, нынешнего председателя бундестага Вольфганга Шойбле, ветерана федерального собрания, занимавшего в разное время в немецком правительстве разные посты. А мужем Кристине Штробль является министр внутренних дел федеральной земли Баден-Вюртемберг Томас Штробль. При этом все члены этой семьи состоят в правящей партии Меркель - ХДС.

По форме финансирования телевидение в Германии - общественное, финансируется напрямую жителями страны. Каждое домохозяйство, независимо от того, есть в нем телевизор или нет, ежемесячно делает взнос на его содержание. К сожалению, телевидение общественное лишь декларативно. Спикеров, отражающих иную, не официальную позицию властей, оппозиционных политиков на ARD избегают.

Как же так, спросите, - общественное телевидение, а голос общества на нем не звучит? Отвечаю - существует редакционная политика. Редакционные кадры, если они подбираются дочкой председателя бундестага и женой министра внутренних дел, действуют именно так. Финансирование общественное, а характер и содержание работы - нет.

- А что вы скажете о Deutsche Welle («Немецкая волна»)? Какое место в ряду других немецких СМИ занимает эта телерадиокомпания?

- Влияние Deutsche Welle на аудиторию в Германии нулевое. Думаю, что немецкий налогоплательщик туманно представляет себе, чем она вообще занимается. Это уже не та Deutsche Welle, которая когда-то была стандартом в журналистике. Ее русская редакция - все что угодно, но только не объективная журналистика. Вектор пропаганды у нее доминирует над вектором объективности.

Да, это не помойка, не какая-нибудь бульварная газета, но абсолютно пропагандистская компания, действующая в интересах определенного политического и журналистского мейнстрима. Ее русская редакция - дестабилизирующая площадка мнений.

- В Германии проживает несколько миллионов русскоговорящих жителей. Насколько едино это сообщество?

- Когда в 2006 году в Германии проходил чемпионат мира по футболу и в Берлине играла сборная Украины, победившая в том матче и пробившаяся в четвертьфинал чемпионата, то радовались все русские (русскоязычные) жители страны, прежде жившие на территории Советского Союза.

В центре Берлина можно было видеть болельщиков с флагами и Украины, и России, и Казахстана, и Белоруссии, тут же вместе с ними находились представители еврейской общины. Все радовались - выиграли «наши». Кто «наши»? Украинцы. Но это когда было?

Сегодня сообщество русскоязычных поляризовано. Произошло подобное, кстати, не без помощи все тех же СМИ. Появился новый вид спорта, который называется «политика», в котором, как и в футболе, существуют свои фан-группы и свои ультрас. Сегодня у каждого своя правда. Печально, конечно, но это так.

 


Новости клуба