Print this page

Пресса о нас

АРТЕКОВЕЦ сегодня - АРТЕКОВЕЦ всегда
АРТЕКОВЕЦ сегодня - АРТЕКОВЕЦ всегда
Александр АЙСБЕРГ
06.11.2020

На своей очередной встрече в Таллинне Международный медиа клуб «Импрессум» устроил премьерный показ фильма Татьяны Мирошник «Артековский закал» и его обсуждение.

Московский режиссер из-за пандемии приехать в Эстонию не смогла и на вопросы журналистов и присутствоваших в зале таллиннцев отвечала по видеосвязи через интернет.

Дискуссия длилась больше часа, вопросов задавали много, в первую очередь потому, что тема фильма напрямую связана с Эстонией. Дело в том, что за неделю до начала Великой отечественной войны в Крым, пионерский лагерь Артек, отправилась отдыхать большая группа эстонских ребят, и домой они вернулись только через три с половиной года. Об их вынужденной жизни вне дома, тяготах военного времени и выпавших испытаниях и рассказывает фильм.

Представляя режиссера, модератор встречи Игорь Тетерин рассказал, что Татьяна Мирошник окончила в свое время ВГИК и является автором нескольких документальных и художественных фильмов. Один из последних, законченных ею, - «Артековский закал». До премьеры в Таллинне его в январе показали лишь в Артеке и осенью прошлого года в Барнауле, административном центре Алтайского края, где в санатории Белокуриха, проделав долгий путь, оказались артековцы «самой длинной смены» и провели в эвакуации всю войну.

В ПОИСКАХ ОТВЕТОВ

Вступив в беседу, Татьяна Мирошник заметила, что о фильме она задумалась четыре года назад, как только прочла статью об удивительной судьбе детей, оказавшихся в начале войны во Всесоюзном пионерском лагере Артек. Те, кто приехал сюда из прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии, вернуться домой уже не могли, поэтому были эвакуированы на восток, вглубь страны.

«Собирая материал, - начала режиссер, - я прочла книгу Нины Храбровой «Мой Артек», изданной в Таллине в 1983 году. Автор - пионервожатая той самой группы эстонских артековцев, которая очень подробно, шаг за шагом, описала их приключения. Смена в пионерлагере закончилась для них только в январе 1945 года, и Храброва была с ребятами все это время, до самого последнего дня».

Свой первый сценарий Татьяна Мирошник написала для игрового фильма, но он оказался в финансовом отношении дорогим: нужно было снимать большое количество детей (в группе, вывезенной из Артека, их было 300 человек одиннадцати национальностей и еще четверо вожатых) и много мест, в которых они останавливались на пути в Белокуриху: Крым, Подмосковье, Сталинград, Казань и только потом Алтай. В итоге, она решила снять документальный фильм. Но не было героев - сама Нина Храброва скончалась еще в конце 90-х годов.

«И тогда в социальных сетях, - продолжила Мирошник, - я разместила сообщение о том, что ищу героев для фильма об артековцах этой последней смены лагеря. В ответ получила много ироничных комментариев: дескать, где же их найти, лет-то им сколько? За 90? живы ли? Но я не сдавалась и стала искать в Эстонии, и очень приятно, что на мою просьбу откликнулось много людей и мне стали помогать. Так я нашла Этель и Виктора».

ДРУЗЬЯ ПОЗНАЮТСЯ В НЕВЗГОДАХ

Этель Аэсма и Виктор Кесккюла - эстонские пионеры из группы, которую в июне 1941 года сопровождала в Крым, а потом в эвакуацию Нина Храброва. Из Эстонии они вместе с другими ребятами выехали 15-го июня, 19-го были в Артеке, только-только познакомились друг с другом, местной природой и лагерем и тут - война.

Во время переезда на Алтай и всей эвакуации были вместе - и под бомбами, и в мирной обстановке. Жили дружно: учились в местной школе, занимаясь, в первую очередь, русским языком, работали, помогая взрослым и проявляя невероятную для детских лет сознательность и дисциплинированность. Сами себе готовили, стирали, старшие заботились о младших. Никаких конфликтов на национальной или какой иной почве не случалось.

«Этель, когда я ее нашла, находилась в Пайде, а Виктор, которому исполнилось 92 года, - в Таллинне, - рассказала режиссер. - Было время, когда все, кто пережил ту поездку в Артек и на Алтай, часто общались, вспоминая прожитое вместе. Но годы брали свое, многих из них не стало, и Этель виделась с Виктором последний раз, наверно, лет 30 назад. С тех пор они ничего друг о друге не знали».

Как призналась Мирошник, когда она общалась с ними по телефону, уговаривая принять участие в фильме, то просила не созваниваться и не общаться друг с другом до съемок. Хотелось запечатлеть волнительную встречу друзей, почти четыре года деливших вместе радости и горести и долгое время не видевшихся. И это получилось: кадры встречи бывших артековцев Этель Аэсма и Виктора Кесккюла, а потом их прощания - самые пронзительные в фильме.

При его создании Татьяна Мирош-ник пересмотрела всю кинохронику тех лет из архивов «Артекфильма» и Госфильмофонда России. Свои архивные материалы о первых эстонских пионерах предоставило и Эстонское телевидение. Нашлись кадры, в частности, где о той своей поездке в Артек рассказывает Нина Храброва, ставшая после войны известной в республике журналисткой: она была первым собкором «Комсомольской правды» в Эстонии, а потом здесь же работала корреспондентом «Огонька».

«Оказывается, о своей поездке в 41-ом году в Артек, - сообщила режиссер, - некоторые из эстонских артековцев - та же Этель Аэсма и Владимир Аас - в свое время тоже написали книги. Вышедшие на эстонском языке, они никогда не переводились на русский. И специально для меня в моей работе над фильмом их перевела Александра Пригаск. «Артековский закал» - это фрагменты жизни всех этих ребят из Эстонии и других республик Советского Союза, поехавших отдыхать в Крым и оказавшихся чуть ли не на линии фронта, а потом в эвакуации на Алтае».

ВОЛШЕБНАЯ ДЕТСТВА СТРАНА

В Эстонии Татьяна Мирошник также встретилась с сыном вожатой Нины Храбровой и сыном артековца Кальо Полли, ставшего потом известным художником. Кстати, кроме живых Этель и Виктора, здесь же нашлась еще одна участница поездки в Крым. Однако она отказалась встречаться с режиссером, признавшись, что не хочет, чтобы ее друзья знали, что она была пионеркой.

«В Белокурихе я разыскала одноклассницу артековцев, - добавила Мирошник, - а в Москве - еще одну из тех 300 детей, что оказались в эвакуации. Встреча с Валентиной Бабель произвела на меня сильное впечатление. В какой-то момент во время съемок она запела песню на эстонском языке, которую слышала от эстонских ребят в Белокурихе. Все эти 75 лет, что прошли со дня их артековской смены, она, русская, не знающая эстонского языка, ее помнила».

По словам режиссера, в своих поисках она узнала об артековцах военных лет много интересного. Например, эстонец Виктор Пальм стал знаменитым советским ученым - химиком. И вообще, не только эстонцы, но все, кто был в группе детей «самой длинной смены», все достигли, каждый в своей сфере, определенных вершин. Артек дал им жизненную закалку.

В конце дискуссии выяснилось, что в зале присутствуют артековцы уже нашего времени. Одна из них, Наталья Фельдбуш, рассказала, что ребенком побывала в Артеке в 80-е годы, а в 90-е ей посчастливилось работать в нем пионервожатой. Но пять лет назад, когда Артеку исполнилось 90 лет, и он снова стал российским, она еще раз побывала в лагере, привезя оттуда прекрасный подарок - книгу, изданную к его юбилею и рассказывающую об истории Артека. Как заметила Наталья, чтобы память была жива.

«Именно с этой целью, - продолжила ее мысль режиссер фильма «Артековский закал» Татьяна Мирошник, - после январского показа фильма в Артеке мы с ребятами организовали отправку поздравительных открыток нашим героям. Все артековцы, которых я нашла, работая над фильмом, получили их. Для меня было важно, чтобы эти люди уже очень преклонного возраста знали, что их помнят и любят».

 


Новости клуба