Print this page

Пресса о нас

Системный геополитический кризис западные элиты попытаются списать на коронавирус
Системный геополитический кризис западные элиты попытаются списать на коронавирус
Ольга ТИТОВА
02.12.2020

Наш собеседник – известный российский политолог, историк, теле- и радиоведущий Дмитрий Куликов.

Недавно он общался с журналистами Эстонии в виртуальной студии медиа-клуба «Импрессум», а разговор шел о судьбах России и Европы на фоне глубокого кризиса мировой политической системы.

Пандемия – все равно что большая война

- Как бы вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию в мире?

- Мы находимся на пороге большого мирового кризиса, такого, с которым нам еще не доводилось сталкиваться. Это кризис цивилизационный, социально-политический, и экономический, и культурный тоже, то есть системный. Во всех слоях социума мы наблюдаем кризисные явления. Никогда мы еще не сталкивались с тем, чтобы суммарный объем долгов в десятки раз превышал суммарный объем мирового ВВП. И даже нобелевские лауреаты по экономике разводят руками и говорят: «Мы не знаем, что делать! Будем ждать, как все развернется…»

- Какие процессы в этой связи главенствуют в мировой политике?

- Выборы в США показали, что происходит что-то странное с нашей демократической системой. У большинства европейских стран был образец – Соединенные Штаты. И вдруг стало ясно, что это никакой не образец. Это симптом того, что политическая система, на которую принято было молиться несколько десятилетий, система либеральной демократии, которая стала практически религиозным идолом, находится в очень глубоком кризисе. Если говорить о культурных слоях, то все, что происходит на западе от харрасмента до в общем-то рухнувшего в ЕС мультикультурализма, который долго объявлялся одной из ведущих идеологий европейского Союза, терпит крах. Лет десять назад лидеры ЕС признали, что они ошибались, мультикультурализм приказал долго жить. Но этого признания никто не заметил, и кризис продолжил дальше разворачиваться, поэтому он затронул всю сферу от половых отношений до культурно-политических: ничего не работает.

- Тревожный вопрос: чем все это может закончиться?

- Подобные кризисы в человеческой истории всегда разрешались одним способом – большой войной. Большая война приводила к обнулению кризисной ситуации: ее как бы сносили и начинали строить, условно говоря, заново. Древнегреческие мифы имеют глубокий смысл: есть такая легенда о гордиевом узле. Когда все запуталось, и ни руками, ни умом распутать это невозможно, применяют меч, который просто разрубает это все – и все свободны. Вот эта метафора меча по отношению к гордиеву узлу – это традиционный для человечества способ преодоления системных кризисов. И вот если бы у нас не было ядерного оружия в мире в целом, и у России (впервые в нашей истории) не был бы сформирован преимущественный фактор в этой сфере, то я глубоко убежден, что большая война уже бы пылала.

- Неужели никак нельзя разрушительной войны избежать?

- Что должно было быть вместо войны? Самый мягкий сценарий – это Грета Тунберг и экологическое движение. Оно должно было снести способ социальной организации (отказаться от всех способов производства, которые были до этого, коров истребить, ввести синтетическое производство еды...). Но не сработало! Тут, слава Богу, коронавирус появился, я не буду обсуждать, искусственный или естественный характер происхождения этого вируса, есть аргументы и за, и против, но все это так восприняли: что весь кризис будет списан на этот коронавирус, все обнулится и рухнет, и начнем тогда по новой. Но пока не очень получается, потому что умереть и рухнуть очень многие не согласны. Разжечь истерику по поводу коронавируса, который действительно есть, представляет реальную угрозу здоровью, но это не самое страшное, не катастрофическое, не такое, которое грозит уничтожить все человечество – этого оказывается недостаточно, чтобы снести всю нашу предыдущую социальную и геополитическую организацию.

Прибалтика сделала свой выбор

- Отношения России и стран Прибалтики, увы, на данный момент достаточно прохладные. Видите ли вы какие-то перспективы их улучшения?

- Мое мнение таково: Эстония должна будет пройти полностью путь вассального клиента разрушающегося Запада. Вы-то заходили в прекрасный замок на холме, и даже кладовка, в которой вам предлагали жить, выглядела соблазнительно, как часть замка. Но когда замок начинает разрушаться, когда текут водопровод и канализация, а в кладовку они затекают быстрее, чем в центральную залу, то возникает вот эта ситуация. Поэтому я думаю, что Эстонии, как и всем трем прибалтийским странам, придется прожить этот свой исторический выбор. Если бы прибалтийские страны выбрали другой путь – свободных пространств вокруг России, которыми Россия могла бы пользоваться – путь военного нейтралитета и экономических преференций в отношении России – они были бы нейтральными зонами экономической активности, выгодными России, начиная с транзита, заканчивая производствами, сельским хозяйством и пр. Если бы это было единое экономическое пространство с Россией, я не скажу о промышленности, но сельское, и транзитное, и портовое хозяйство Прибалтики точно ждала бы другая судьба. И финансовые институты могли бы быть с другой судьбой у Прибалтики.

- Можно ли что-то предпринять для улучшения хотя бы торгово-экономических отношений между Россией и странами постсоветского пространства?

- Недавно выяснилось, что Латвия просит Россию не отводить транзит. Но это невозможно. Россия приняла решение об отводе транзита из Латвии давно, лет 20 назад, но уведет его полностью по очень простой причине: невозможно транзитно зависеть от страны, которая объявляет тебя своим врагом. И даже более хитро говорят: нам надо разделить принципиальные вопросы, по которым Россия будет у нас врагом, и непринципиальные, по которым Россия будет нас кормить и с нами торговать. Такое недавно прозвучало в Латвии, дословно! Прибалтика объявила Россию врагом на уровне государственной политики. Это государственная декларация всех трех прибалтийских стран! Россия – враг, извините, какое может быть развитие экономических отношений? У нас есть один ответ: Россия готова пойти со всеми постсоветскими странами на то сотрудничество, на которое готовы пойти они.

- Но хотя бы туристические связи между странами-соседями, они останутся?

- Кончится пандемия – приезжайте и в Петербург, и во Псков, и в Москву! Кстати, должен сказать, что я немало поездил по миру, по Европе, и совершенно искренне считаю, что Москва сейчас – лучшая европейская столица с точки зрения городской среды и культуры. Она очень изменилась к лучшему за последние десять лет.

Может ли социализм победить в Америке?

- Парадоксально, но в США в последнее время заметную популярность приобрели идеи демократического социализма. Чем эти идеи отличаются от того социализма, при котором жили мы?

- Мне сложно отвечать на этот вопрос. За фантазиями американцев о социализме нет никакой внятной концепции политэкономического устройства. Там и «зеленая» энергетика, и равенство полов, и «нет» расизму, все это – невнятица, но она по содержанию такова, а форму они облекают в это слово «социализм». Почему? Вся история Америки с 50-х гг. была выстроена как конкурентная Советскому Союзу. Вера в демократию была альтернативой вере в коммунизм. Общество потребления было альтернативой нашему обществу труда и распределения. Но общество потребления скончалось!

- Как это происходило?

- Вначале был провозглашен лозунг: накапливать – это стыдно и позорно! Жить надо сегодняшним днем, поэтому – всё потребляйте! И это продолжалось с 50-х до 70-х годов. Когда накоплений не осталось, появился следующий лозунг – надо жить в долг, это прогрессивно! И пошла следующая спираль, когда люди не только не накапливают, но и создают долги. Помните, у нас было очень модно молиться на средний класс? Так вот, среднего класса не осталось с 70-х до 90-х годов. Средний класс – это тот, кто мог накопить и передать что-то своим детям. А сейчас средний класс – это тот, кто создал большой долг и его передаст своим детям. Среднего класса нет, общество потребления уже в долг жить не может, что имеется в виду под социализмом, совершенно не понятно, но США обращаются к теме социализма, потому что их многолетняя конкуренция с Советским Союзом вынуждает это делать.

- Кто вообще выживет в том катаклизме, о котором мы говорим, ваши прогнозы?

- Пока что будущее довольно определенно: это кризис и распад предыдущей системы. А будет ли хорошо кому-то или плохо во времена кризиса? Ну, что значит хорошо или плохо? Речь идет о том, кто выживет. И это главная характеристика кризиса. Будет хорошо тем, кто сможет выжить в результате этого кризиса. Будет ли зарождение нового? Наверное, да. Но каким будет это новое, мы не знаем. Еще раз повторю: о том, каким будет это новое, узнает только тот, кто выживет при разрушении старого. Это очень важно помнить.

 


Новости клуба