Print this page

Новости

Писатель, читатель и время

23.01.2021

Клуб «Импрессум» провел онлайн-встречу с известной российской писательницей Яной Вагнер, автором знаменитого романа «Вонгозеро», по сюжету которого был снят телесериал «Эпидемия».

Разговор коснулся тенденций современной русской литературы, творчества гостьи и того, как нам пережить пандемию, сохранив при этом бодрость своего духа.

Клуб "Импрессум" провел онлайн-встречу с известной российской писательницей Яной Вагнер, автором знаменитого романа "Вонгозеро", по сюжету которого был снят телесериал "Эпидемия". Разговор коснулся тенденций современной русской литературы, творчества гостьи и того, как нам пережить пандемию, сохранив при этом бодрость своего духа.

Роман "Вонгозеро", написанный в 2011 г. и посвященный теме эпидемии смертельного вируса, опередил время. Сегодня все спрашивают писательницу, как ей удалось предсказать события, грянувшие в прошлом году во всем мире. На что Яна Вагнер твердо отвечает, что она не вирусолог и тем более не пророк, она литератор. Все сюжеты, которые преподносит нам жизнь, давно уже существуют в литературе. О литературе, а также о людях, их психологии, их способности выживать в трудные времена и поддерживать или, напротив, "топить" друг друга, о перспективах, которые видит гостья "Импрессума" в современной реальности, и состоялся разговор.

Встречу открыла журналист "Комсомольской правды" и соучредитель клуба "Импрессум" Галина Сапожникова. Тепло поприветствовав участников встречи, Галина сказала, что Яна Вагнер, сама того не зная, как будто "украла" ее мечту: когда она уставала от ежедневной суеты, сопровождающей работу журналиста, ей хотелось укрыться в маленьком домике на каком-нибудь уединенном острове. Поэтому вопрос Галины звучал так:

- Какая у вас была мечта в детстве? Может быть у вас тоже кто-нибудь украл вашу мечту?

- Знаете, я не мечтала быть писателем, это случайно в моей жизни произошло, - призналась гостья, - я начала писать относительно поздно, в 37 лет. Когда выяснилось, что мне не нужно жить в городе, ходить на работу каждый день, что я могу работать в своем собственном комфортном режиме, оказалось, это и есть то, что делает меня счастливой. Хотя труд писателя довольно тяжел и наполнен мучениями, горестями и фрустрацией. Писатель - это очень несчастливая профессия. Но оказалось, что я интроверт, что возможность не отвечать на бесконечные телефонные звонки и не разговаривать ежедневно с огромным количеством незнакомцев для меня - уже счастье. Так что я для себя уже и придумывать мечту не стала бы. Разве что, если бы я пела хорошо, я хотела бы выходить на сцену и петь! 

После этого Галина Сапожникова передала слово Марине Теэ, деятелю культуры из Таллина, чтобы она задала свой вопрос гостье. Вопрос был такой:

- Во времена нашей молодости интеллигенцию делили на физиков и лириков. Вы довольно долго работали в сфере международной логистики, то есть были классическим физиком. Как этот опыт отразился на вашем творчестве?

- Да, карьерный поворот в моей жизни был достаточно радикальный, -согласилась Яна Вагнер, - при том, что я не писала в стол, не сочиняла стихов в юности. Международная логистика - это скорее организация. Я была неплохим организатором, я дисциплинированный человек. Теперь этот навык помогает вовремя садиться к письменному столу. Вспомним еще, что первая моя книга "Вонгозеро" - это роуд-стори, роман-путешествие с огромным количеством технических деталей, и знания по логистике для него пригодились. Прокладывала маршрут и даже считала расход топлива!

- Как вообще родился ваш роман? - на этот вопрос, который задала Галина Сапожникова, вероятно, хотели услышать ответ многие. Яна Вагнер поведала следующее о своем пути в большую литературу:

- Чистое хулиганство! Я даже не думала, что получится книга. Это были 2009-10 годы, тогда еще не было нынешних соцсетей, был только "Живой журнал" (Livejournal, т.н. "жж"), туда писали без особых амбиций кто дневники, кто стихи, и там было довольно много художественных текстов. Там я и начала выкладывать по главам для ограниченного количества читателей свой будущий роман "Вонгозеро". Я люблю истории о конце света, и однажды мы с мужем и сыном посмотрели кино на эту тему, а потом за ужином стали обсуждать: если бы у нас случилась вспышка неизвестного вируса, куда бы мы поехали? Решили, что поехали бы в Карелию.

Выслушав ответ, Галина Сапожникова отметила, что Яна владеет несколькими языками (английский, чешский) и передала ей вопрос от журналиста Альгиса Каланты из Литвы, который спросил об ее литовских корнях. Гостья ответила с большой теплотой:

- Мой прадед действительно был литовец, хотя он умер задолго до моего рождения. Он руководил в Томске в эвакуации заводом, изготавливавшим вагоны для фронта. У него были три дочери, одна из них - моя бабушка. Я знаю, что все три моих романа популярны в Литве. У меня есть еще и латышские корни, я связана кровью с Прибалтикой очень крепко. Мне очень дорого и приятно, что мои книги переводятся на языки моих предков, хотя, к сожалению, я не знаю ни латышского, ни литовского языка.

Следующий вопрос задал журналист Александр Лукьянов:

- Эпидемия коронавируса лишила нас возможности общаться. Как лично вы переживаете все это, что это означает для человечества, не погружаемся ли мы в мир суеверий?

- Скорее, мы погружаемся в мир, в котором нам необходимо быть осторожными, - ответила гостья. - Я отношусь к вирусной угрозе всерьез. На мою жизнь это не повлияло, так как я живу в изоляции давно, но на жизни многих моих друзей это отразилось. Одни потеряли работу, другие тяжело переживали, что не могут выходить из своего дома на улицу... Я боюсь, что все эти вирусные угрозы с нами теперь надолго, придется запастись терпением. Я рассчитываю на то, что вакцинация поможет нам, и мы сможем вернуть себе радость личного общения. Хорошо, что это случилось в XXI веке, когда у нас есть Интернет, и мы можем разговаривать и видеть лица друг друга. 

После этого в дискуссию включился главный редактор газеты "Комсомольская правда" в Северной Европе" и соучредитель медиа-клуба "Импрессум" Игорь Тетерин. Поприветствовав онлайн аудиторию, он предоставил возможность задать вопрос гостье своей коллеге, поэтессе и журналисту Ольге Титовой.

- Реальность, в которой мы сейчас живем, превзошла самые смелые литературные фантазии. Иногда зажмуришься и думаешь: где я нахожусь? Может, мне все это снится? Может, мы попали в какой-то роман или кинофильм? Каковы корни сюжета романа "Вонгозеро"? - спросила она.

- Я для начала хотела бы все-таки возразить: самые смелые постапокалиптические сюжеты реальность еще не превзошла, к счастью! - заметила Яна Вагнер. - В моем романе вирус обладает стопроцентной летальностью, и спастись от него невозможно, таких вирусов в природе не существует, это фантастическое допущение. Я взяла очень стандартную жанровую декорацию, чтобы поговорить о том, насколько хрупок окружающий нас мир, насколько мало мы ценим то, что вокруг нас происходит. Я могла взять с этой целью что угодно: стихийное бедствие, глобальную войну... Я выбрала вирус просто потому, что он наименее фантастический. Я ничего не придумала, таких книг об эпидемии написано много, в самой теме нет ничего оригинального. 

Следующий вопрос задал Андрей Созинов, радиожурналист, ведущий передачи "Кинозал" на Радио 4:

- Многие авторы очень трепетно относятся к тому, как экранизируют их произведения. Довольны ли вы экранизацией или нет? С чем согласны, а с чем нет?

- Я мало знаю авторов, которые были бы в абсолютном восторге от экранизации своих книг, - согласилась Яна Вагнер, - взять хоть Стивена Кинга, который уже лет пятьдесят страшно недоволен киноверсией своего романа "Сияние". Но я достаточно быстро постаралась избавиться от ревности. Я читала сценарий еще до того, как начались съемки, общалась с создателями фильма. Это первый российский сериал о "конце света". Поэтому изначально создатели были нацелены на то, чтобы сделать громкое, жанровое, динамичное кино, рассчитанное на массового зрителя. При том, что у меня "Вонгозеро" - это очень камерная, тихая история. Они добавили звука, громкости, история стала мужская, в то время как у меня она все-таки женская. В целом я очень довольна судьбой "Эпидемии" и горжусь тем, что первый жанровый фильм такого рода сняли по моей книге.

Игорь Тетерин зачитал вопрос Зои Вороновой, который поступил по электронной почте: "Верите ли вы в принципиальную возможность выживания отдельно взятой небольшой группы людей в случае масштабной катастрофы? Есть ли у вас план действий на такой случай?"

В ответ гостья искренне рассмеялась:

- В своих собственных перспективах я очень сомневаюсь: к жизни в лишениях я не приспособлена, мне пришлось бы, наверное, быть бродячим бардом, рассказывать какие-то истории в обмен на еду... Конечно, мы не готовы, мы не представляем себе, что это такое - добывать себе еду охотой или рыбалкой. Человечество уже очень урбанизировано и расслаблено. Но, разумеется, выживание возможно, и огромным бонусом человечества, который позволяет нам десятки тысяч лет оставаться доминирующим видом на планете, является невероятное умение приспосабливаться, поэтому обязательно найдутся люди, которые вернут все на свои места.

Следующая группа вопросов поступила от журналиста и культуролога Бориса Туха:

- Согласны ли вы, что в книге с апокалиптическим сюжетом сам характер катастрофы не особенно важен? Главное - поведение людей в экстремальных обстоятельствах?

- Конечно! - горячо поддержала гостья. - Основная цель и задача литературы - в том, чтобы разбираться в человеческой природе: наши поступки, рефлексии, размышления - вот это главное, а все остальное - декорация. Конечно, жанровая литература предлагает читателю еще и развлечение, но при этом все равно приглашает к тому же разговору о добре и зле, о морали, о природе поступков.

- Если вспомнить Вторую мировую войну, то люди тогда повсеместно помогали друг другу, - продолжил Борис Тух. - В фильме же люди живут по принципу "Умри сегодня, чтобы я мог дожить до завтра". Как вы это объясняете? То ли человек по природе своей порочное существо, то ли наших людей за последнее время различные пертурбации настолько испортили, что они стали эгоистичными, готовыми убить любого, чтобы выжить?

- Я не хотела бы отвечать за весь фильм, - ответила Яна Вагнер, - сценарий писала не я, но что касается романа, то мои герои на протяжении своего одиннадцатидневного путешествия совершают как поступки эгоистичные и неприятные, так и способны временами к абсолютно бескорыстному альтруизму. Я не верю в то, что человек однозначно может быть хорош или плох, я скорее верю в то, что мы все в разное время на протяжении нашей жизни способны совершать как недостойные поступки, так и хорошие. Иногда бывает мгновенный порыв без рассуждения - и те же самые люди, которые вчера пожалели для кого-то банку тушенки, совершают удивительные вещи.

Гостья отметила, что наблюдала за последнее время довольно много примеров взаимопомощи, особенно в первые месяцы карантина:

- Когда у нас заперли пенсионеров в квартирах, люди, у которых были пропуска, по доброй воле приносили им продукты, гуляли с их собаками. Скидывались и заказывали доставку еды для врачей. Я думаю, что человечество в случаях стрессов всегда демонстрирует в равной степени как склонность к панике, ужасу и агрессии, так и удивительную способность консолидироваться и делать что-то хорошее, зачастую для совершенно незнакомых людей.

Последний вопрос Бориса Туха был таким:

- Недавно один из высокопоставленных функционеров ВОЗ сказал, что эпидемия коронавируса поставила мир на грань морального краха. Фармацевтические компании заботятся только о прибылях. Вакцина поступает преимущественно в западные страны, где есть богатые люди. Бедные страны получат вакцину в мизерном количестве. Скажите, мир действительно движется к краху этики? Люди в течение двух тысяч лет стремились жить по-христиански, теперь мы не помогаем ближнему, живем по принципу "падающего толкни". Может быть, пандемия коронавируса существует для того, чтобы человечество одумалось?

Яна Вагнер и здесь проявила оптимизм и рассудительность:

- Я думаю, что ничего радикально нового не случилось. Человечество как было всегда разделено на богатых и бедных, благополучных и не очень, так и осталось таковым. То, что сейчас человечеству очень сложно - с этим никто не спорит, но давайте не будем забывать, что в ХХ веке миру пришлось пережить гораздо более страшные вещи. Да, мы страдаем от изоляции и ограничения свободы передвижения, но у нас нет войны, нет массовых расстрелов, по сравнению с тем, что выпало на долю наших бабушек и дедушек, нам повезло. Все будет хорошо, я уверена в этом. Просто не сразу. Давайте настроимся на терпение.

Игорь Тетерин заметил, что в последнее время друзья клуба "Импрессум" просят организаторов мероприятий почаще приглашать для общения гостей, которые в состоянии зарядить их позитивом. Встреча с Яной Вагнер оказалась именно такой. После чего предоставил слово радиожурналисту и популярному блогеру Екатерине Вайзер:

- Яна, к чему вы больше тяготеете, к прошлому или к будущему? О каком времени вы хотели бы написать свой следующий роман? - спросила Екатерина.

На этот вопрос Яна Вагнер ответила так:

- Мне не хотелось бы выбирать между прошлым и будущим: прошлое меня завораживает, будущее вызывает у меня большое любопытство, но живу я в настоящем и о нем стараюсь писать. Думаю, у меня недостаточно жизненного опыта, чтобы писать о прошлом. Что касается темы будущего, то я не фантаст. То, что я написала дилогию, которую можно поставить на одну полку с фантастическими романами, не делает меня фантастом. Поэтому я пишу о настоящем - о том, в чем лучше ориентируюсь.

Игорь Тетерин зачитал вопросы от литовского журналиста Альгиса Каланты:

- У Андерсена есть сказка, герой которой мечтал стать писателем. Он жил в то время, когда все слова уже были сказаны, все написано, и ему пришлось стать злобным литературным критиком. Мы живем в тени великих писателей XIX-XX веков, в какое положение это ставит писателя XXI века?

- В невыносимое! - пошутила гостья. - Очень трудно, когда у тебя за спиной стоят такие гиганты, писать на русском языке. Но это не значит, что не нужно пытаться. Нужно стараться сделать максимум того, на то способен ты сам. У нас очень литературно центричная культура, нам от литературы никуда не деться. Ничего не поделаешь, придется, помня все время о Льве Николаевиче, о Федоре Михайловиче, об Антоне Павловиче, смиренно, склонив голову, но все же писать.

В следующем вопросе Альгис Каланта попросил гостью рассказать о том, что ей нравится в современной литературе. Яна Вагнер призналась, что ей очень нравится роман "Все, способные дышать дыхание" Линор Горалик, писательницы, которая живет в Израиле и пишет на русском языке, проза Марины Степновой ("Женщины Лазаря", "Сад"), короткая проза Татьяны Толстой, произведения Людмилы Петрушевской, Дмитрия Быкова, Александра Терехова. Чтобы легче было сориентироваться, Яна Вагнер дает читателям совет ознакомиться с шорт-листами крупных литературных премий.

Совет этот закономерно вызвал следующий вопрос Альгиса Каланты об отношении гостьи к литературным премиям: нужны ли они вообще, или это просто междусобойчик литературных тусовок?

По мнению Яны Вагнер, премии, разумеется, являются отчасти "междусобойчиком", как и любая цеховая деятельность, но это не значит, что они не нужны. Это выделяет тексты, имевшие резонанс за прошедший год, это путеводитель для читателя среди сотен книг, наконец, это помощь писателю, который, получив премию, может позволить себе какое-то время заниматься своей профессиональной деятельностью и не думать, чем заработать.

Радиожурналист Андрей Созинов задал еще один вопрос, спросив, какие книги предпочитает Яна - бумажные или электронные, за каким издательским форматом, по ее мнению, будущее.

Яна Вагнер считает, что главное - познавать текст, носитель не имеет значения:

- У меня большая бумажная библиотека, которая досталась от прадеда, и это, конечно, сокровище. Но и электронные носители - прекрасная возможность. Проблемы с тем, что нечего читать в отпуске, больше нет. Я сейчас много слушаю аудиокниги. Мы часто заняты какой-то механической работой, и возможность слушать очень ценна.

Следующий вопрос задала искусствовед Инна Захарова, выразив свое неудовольствие в связи с частым использованием в литературе и кино мата. И спросила, как относится гостья к вульгаризации русского языка.

- Вы знаете, я не соглашусь, что это вульгаризация. Мат - это неотъемлемая часть языка, особенно русского. Только его использование должно быть оправдано. Есть огромное количество ситуаций, которые невозможно представить без употребления определенных слов. Это очень по-русски. И это вполне литературно. Просто такая книга выпускается в целлофановой обертке и с пометкой "18+".

Яна Вагнер напомнила об Эдуарде Лимонове, которого назвала одним из величайших русских писателей ХХ века:

- Его роман "Это я - Эдичка" - гигантский манифест любви к женщине, потрясающий портрет русского эмигранта в чужой стране, удивительной силы художественный текст, и язык, которым он написан, просто органично необходим.

Журналист Аллан Хантсом задал вопрос о том, планируется ли экранизация других романов Яны Вагнер.

Писательница рассказала, что сейчас как раз идет подготовка к съемкам фильма по ее третьему роману "Кто не спрятался", написанному в жанре герметического детектива (поясним, что в этом жанре написана, например, повесть Агаты Кристи "Десять негритят"). В настоящее время Яна Вагнер работает над своим четвертым романом "Тоннель", по которому уже сейчас, когда роман еще не окончен, пишется сценарий.

Владелец и директор Дома Русской книги в Таллине Сергей Фурманюк поинтересовался:

- Что надо сделать автору для достижения того литературного успеха, которого добилась гостья клуба? Это должен быть интересный сюжет, или большой жизненный опыт, или достаточно раскрутки издателей, которые любого автора могут вывести на самые высокие рейтинги?

По словам Яны Вагнер, рецепт успеха - это всегда загадка. Единственное, что рассчитывать только на "раскрутку" не нужно: да, наверное, рекламная поддержка помогает, но невозможно с помощью рекламы сделать из бездарного писателя звезду. А потому главный совет Яны начинающим литераторам: однажды встав на путь писательства, не сдаваться, идти вперед.

В заключение онлайн встречи Галина Сапожникова сказала:

- Яна, мне очень импонирует ваш оптимизм, ведь любой жизненный сюжет можно рассказать с точки зрения адвоката и прокурора!

Действительно, при том, что своих героев Яна Вагнер ставит в тяжелые, невообразимые обстоятельства, ее оптимизм и вера в человека вселяют надежду. А жанр антиутопии позволяет порадоваться тому, что реальность все же еще не превзошла воображение его авторов. 

А Игорь Тетерин выразил гостье благодарность от всех участников онлайн встречи не только из Эстонии, но и из разных стран мира, которые стали ее участниками.

 

Подробней познакомиться с состоявшимся мероприятием вы можете, посмотрев видео публичной встречи с Яной Вагнер.

Оставайтесь с нами, почаще заглядывайте на наш сайт.

 


Другие новости