Print this page

Пресса о нас

«Все будет хорошо, я уверена! Просто не сразу…»
«Все будет хорошо, я уверена! Просто не сразу…»
Ольга ТИТОВА
04.02.2021

Эти слова принадлежат Яне Вагнер, автору постапокалиптического романа «Вонгозеро», по сюжету которого был снят сериал «Эпидемия».

Книга и фильм порождают чувство страха, а вот в живом общении Яна Вагнер, наоборот, заряжает всех оптимизмом. Почему? Об этом наше интервью.

Не путайте реальность с литературой

- С чего начинался ваш писательский путь?

- С чистого хулиганства. В конце нулевых еще не было нынешних соцсетей, у нас был только «Живой журнал» (Livejournal, т.н. «жж»), и все туда что-то писали – кто дневники, кто стихи, было и довольно много художественных текстов. «Вонгозеро» началось с короткого рассказа от первого лица, который потом превратился в первую главу романа. Но тогда я не думала еще, что пишу роман, просто выкладывала отрывки и обсуждала их с читателями, которых оказалось неожиданно много. Так же, к слову, я потом написала и вторую часть – «Живые люди».

- Я знаю, что роман, написанный в 2011 году, не мог быть предсказанием нынешней ситуации, и вы не любите это комментировать. Все же хотелось бы узнать о вашем отношении к ней. 

- К вирусу я отношусь всерьез. Хотя на мою жизнь пандемия как раз повлияла не сильно: я давно живу в деревне далеко от Москвы. Но многим моим друзьям пришлось нелегко. Одни потеряли работу, другие (как, например, моя мама) очень тяжело переживали изоляцию, невозможность выйти из дома. Боюсь, что эти вирусные угрозы с нами теперь надолго, придется приспосабливаться. Я, например, очень рассчитываю на вакцинацию. Ну, и нам повезло, что все это случилось в XXI веке, когда у нас есть Интернет. Без него нам было бы гораздо хуже.

- Реальность, в которой мы сейчас живем, превзошла самые смелые литературные фантазии. Иногда зажмуришься и думаешь: где я нахожусь? Может, все это снится, или мы попали в какой-то роман или кинофильм?

- Я хотела бы все-таки возразить: самые смелые постапокалиптические сюжеты реальность еще, к счастью, не превзошла и, надеюсь, не превзойдет. У меня в романе вирус обладает стопроцентной летальностью, и это фантастическое допущение – таких вирусов в природе не существует. Я всего лишь взяла стандартную жанровую декорацию, чтобы поговорить о том, насколько хрупок окружающий нас мир и как мало мы его ценим.

Дано задание – выжить 

- В своих романах вы убедительно описали попытку героев выжить в условиях голода, холода и вирусной опасности. Верите ли вы в возможность выживания небольшой группы людей в случае масштабной катастрофы?

- В своей собственной возможности выжить я сомневаюсь: к жизни в лишениях я не приспособлена, мне пришлось бы, наверное, быть бродячим бардом, рассказывать истории в обмен на еду… Конечно, мы не готовы, мы не представляем себе, что это такое – добывать себе еду охотой или рыбалкой. Человечество уже очень урбанизировано и расслаблено. Но не надо забывать, что огромным бонусом человечества является невероятное умение приспосабливаться, так что многие наверняка выживут. Просто это буду не я (смеется).

- Согласны ли вы, что в книге с апокалиптическим сюжетом сам характер катастрофы не так важен? Главное – поведение людей в экстремальных обстоятельствах?

- Конечно. Литература ведь по большому счету только этим и занята – изучает человеческую природу. Наши поступки, решения и чувства – вот что главное, а все остальное – просто декорация. Да, жанровая литература предлагает читателю еще и развлечение, но все равно приглашает его к тому же самому вечному разговору о выборе между добром и злом. 

- Поступки ваших героев очень разные. Анна отказывается поделиться провизией с попутчиком, а вот ее сын, подросток Мишка, вступает в неравный бой с бандитом ради ее спасения… Как вы это объясняете?

- Очень просто. Я не верю в то, что человек может быть однозначно хорош или плох. Все мы бываем малодушны, мелочны и даже жестоки, а в другое время способны на жалость и бескорыстный альтруизм. Мои герои – обычные люди, и во время путешествия ведут себя по-разному.

Кино как продолжение текста

- Как вы относитесь к нашумевшему сериалу «Эпидемия», снятому по роману «Вонгозеро»?

- Как и все экранизированные авторы – сложно (смеется). Моя история здорово изменилась. Но надо сказать, я довольно быстро постаралась избавиться от ревности, потому что читала сценарий еще до того, как начались съемки. «Эпидемия» – первый русский сериал о «конце света», и создатели изначально нацелены были сделать громкое, динамичное жанровое кино, рассчитанное на массового зрителя. Словом, мужское. В то время как мое «Вонгозеро» – история камерная, тихая, женская. И все-таки я очень довольна тем, как сложилась судьба у фильма, и горжусь его успехом.

- Планируется ли экранизация других ваших романов?

- Да, сейчас как раз идет подготовка к съемкам фильма по моему третьему роману «Кто не спрятался», это герметический детектив. И права на экранизацию моего четвертого романа «Тоннель» тоже проданы. Роман еще не закончен, и сценарий пишется параллельно, довольно необычный получается эксперимент, и мне очень любопытно, что из этого выйдет.

- В любой ситуации нужно искать положительные моменты, и вы это умеете. Случилось ли что-то хорошее за время нынешней пандемии?

- Как ни странно, да. Когда в Москве заперли пенсионеров в квартирах, соседи приносили им продукты и лекарства, гуляли с их собаками. Люди скидывались и заказывали доставку еды для врачей. Я думаю, что человечество в подобных ситуациях всегда демонстрирует в равной степени как склонность к панике, ужасу и агрессии, так и удивительную способность консолидироваться и делать что-то хорошее.

- Может быть, пандемия коронавируса существует как раз для того, чтобы человечество одумалось?

- Я не спорю с тем, что сейчас всем очень сложно. Но давайте не будем забывать, что в ХХ веке людям пришлось пережить гораздо более страшные вещи. Да, мы страдаем, у нас ограниченная свобода перемещения, нарушен привычный уклад жизни, многие потеряли работу... Но у нас нет войны, голода и массовых расстрелов. Все наладится, я уверена в этом. Просто не сразу. Человечество мне в этом смысле внушает большой оптимизм. Все будет хорошо, но потом, попозже.

- Подведем итог. За что вы благодарны пандемии?

- Наверное, как раз за очередное подтверждение: мы все-таки приспосабливаемся ко всему, не теряем присутствия духа и чувства юмора. Вспомните хотя бы, сколько появилось анекдотов, мемов и смешных роликов, которыми люди бросились обмениваться, как только их заперли дома. За это я отдельно люблю наше с вами человечество: вот за эту великолепную способность смеяться, даже когда тяжело и страшно. Пока мы смеемся, всегда есть выход.

СПРАВКА КП

Яна Вагнер (р. 1973) – российская писательница, автор двух романов-антиутопий «Вонгозеро» и «Живые люди», а также детективного романа «Кто не спрятался». Роман «Вонгозеро», написанный еще в 2011 году, стал бестселлером, а снятый по сюжету книги сериал «Эпидемия» посмотрели на платформе Netflix миллионы зрителей во всем мире. Яна – выпускница Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), работала переводчиком с английского, диктором на радио, занималась транспортной логистикой. 10 лет назад она с семьей переехала из Москвы в деревню под Звенигородом и стала писать книги. Это интервью состоялось во время онлайн встречи Яны Вагнер с читателями в Международном медиа-клубе «Импрессум» (Таллин).

 


Новости клуба