Print this page

Работы лауреатов конкурса «Некороткая память»

Я – эстонец, гражданин России, коренной сочинец


Андрей БАБИН

Сказать, что Уго Рейльяна в Сочи знает каждая собака, было бы, наверное, преувеличением. Но если провести с ним день, то кажется, что не таким уж сильным. Очень открытый и добрый человек, он необыкновенно легко сходится с людьми. И к нему тоже все тянутся.

«Только не называйте меня Хуго, как некоторые земляки с исторической родины, – первым делом попросил он. – Я – Уго, тезка Чавеса, президента Венесуэлы. И в чем-то, наверное, на него похож».

Мы встретились в Адлере – в этом городе, входящим в состав Большого Сочи, Уго Рейльян живет. Уго пригласил меня в свою машину – новенький черный джип с тремя К на номерах, означающими принадлежность автомобиля Краснодарской краевой администрации.

«Недавно из Москвы прислали, и на спидометре было всего 43 километра», – сказал он. Нажал на кнопку – засветился монитор. «Спутник точно указывает здесь место моего нахождения и указывает нужный курс, – похвалился техникой Рейльян. – Так что я без труда, почти не глядя на дорогу, могу добраться хоть до Профсоюзной улицы в Москве, где живет мой сын».

Кстати, его сын Юрий Рейльян – заместитель министра регионального развития России. «Юра один из тех, кто отвечает за олимпийское строительство в Сочи, кроме того у него объекты в Якутии и бог знает где еще, словом, сына я потерял – так он сейчас занят», – посетовал Рейльян-старший.

Уго нажал на другую кнопку – зазвучал голос Георга Отса. «Ах, как поет, словно сказку рассказывает, – восхищенно покачал головой Уго. – Был я как-то на его концерте. Гениальный певец». Мы едем в горы, в поселок Эсто-Садок, сразу за Красной Поляной, что в полусотне километров от Адлера.

А эстонцы – остались

Ровно два года назад, в начале сентября, Уго Рейльян отметил свое 70-летие. На банкет в ресторан гостиницы «Жемчужина» в центре Сочи было приглашены 200 человек, прийти смогли 154. Были представители руководства города, Краснодарского края, прилетели бывшие коллеги по ГАИ из Москвы.
Представить Рейльяна на пенсии совершенно невозможно. Отслужив 20 лет в милиции и повесив форму с погонами полковника в шкаф, он в 1994 году перешел на другую работу – в системе Центрального банка РФ, в краевом управлении инкассации. Как раз на юбилей ему подарок приготовили – повысили в должности, доверив Черноморский участок управления.

Уго Рейльян также возглавляет инициативную группу «Эстонцы Кавказа». «Во многих республиках, городах, поселках нашего края существуют эстонские общины, а эту группу мы создали для того, чтобы как-то объединить всех здешних эстонцев».

Дорога на Красную Поляну вдоль правого берега реки Мзымты – отличная. Недавно в присутствии Путина был открыт новый ее участок с длиннющим туннелем, прорубленным сквозь скалы. А на противоположном берегу строят еще одну дорогу в том же направлении, даже две – автомобильную и железную. Это уже в рамках олимпийского проекта. «Стоимость дороги – астрономическая, – сказал Рейльян . – Тут же сплошные скалы. Поверьте, я знаю толк в машинах, институт в Москве по этой части оканчивал, много чего видел на своем веку, но тут такой техники нагнали, которой я отродясь не видел».

А в конце позапрошлого века, когда сюда пришли эстонцы, тут были совершенно дикие места. Свирепствовала малярия. Среди тех первых эстонских семей, проделавших страшный, полный лишений путь и поселившихся в здешних местах, были и предки Рейльяна. «До них тут были туляки, воронежцы, но не выдержали, ушли, а терпеливые выносливые эстонцы – остались, – рассказал Уго. – Я не историк, ментом все больше работал, но историей нашего края интересовался», – заметил он. И поведал ее.

Родился Уго в эстонском поселении Сулев на территории Абхазии. Но считает себя коренным сочинцем. «Родился я в том же доме, в котором родилась моя мать, но тогда это был Сочинский округ Черноморской губернии», – пояснил Уго.

Ему до сих пор не дает покоя один вопрос: почему эстонцы отважились оставить родную землю и отправились на поиски лучшей доли в чужие края, подвергнув себя в пути чудовищным лишениям? Это до какого отчаяния надо было довести людей на родине? «Я даже президента Рюйтеля об этом спрашивал, – рассказал Уго. – Он ответил что-то в том плане, что их некому было защитить, так как у Эстонии не было тогда своей государственности».

С Рюйтелем Уго Рейльян встретился в связи с тем, что его представили к эстонской государственной награде – ордену Белой звезды. «Я не хотел ехать в такую даль ради этого и попросил – пришлите бандеролью, мы здесь обмоем, но сказали, что это невозможно, президент должен лично вручить, даже денег прислали на дорогу, так что пришлось ехать», – вспоминал Рейльян.

Чтобы тебя уважали...

Самый уважаемый человек для него на исторической родине – Антс Паю, с которым Уго знаком лет тридцать. Антс Паю – из сибирских эстонцев, и какие бы должности в Эстонии ни занимал, он всегда переживает за кавказских эстонцев и помогает им чем может. «Это удивительный человек, для нас он выше, чем президент, премьер-министр, правительство и парламент Эстонии, вместе взятые, – говорит Уго. – Нет на земле уголка, к которому Антс был бы равнодушен».

Во многом благодаря Антсу Паю, к примеру, в Эсто-Садке был отреставрирован дом-музей писателя Антона-Хансена Таммсааре, установлены отношения Сочи и Пярну как городов-побратимов (этому поспособствовал и сам Рейльян, будучи тогда депутатом Сочинского горсовета). «Как-то наши люди собрались на Певческий праздник в Таллинн, а билетов нет – лето, разгар сезона, консульство в Москве разводит руками – мол, не можем ничем помочь. Так опять выручил Антс – прислал аж три вагона, хотя нам достаточно было одного», – нахваливал друга Рейльян.

«Кстати, позвоню-ка я Антсу!» – вдруг воскликнул Уго и взял телефон. Дело в том, что через неделю начинался 8-й Сочинский форум, пярнусцы обещали прибыть, но подтверждения до сих пор не поступало. «Сказал, что узнает, в чем там дело», – сообщил Уго, закончив разговор с Антсом Паю, который, конечно, был не только об этом.

А вообще Уго Рейльяну нравится далеко не все, что происходит на его исторической родине. «Я говорил Марине Кальюранд, предыдущему эстонскому послу в Москве: Марина, ты ведь живешь в России, лучше знаешь эту страну, чем твои коллеги, проведи работу в своем МИДе, чтобы не хаяли бесконечно восточного соседа, глупо это, ведь недалеко то время, когда Европа будет палец сосать, и Эстония вместе с ней, а Россия – богатая страна с огромными возможностями, с ней дружить и сотрудничать надо», – рассказал Уго.

«Это все американцы, ЦРУ воду мутит, ломает души людей, – уверен Рейльян. – Так происходит в Грузии, на Украине, наш Кавказ сейчас расшатывают. К сожалению, и в Эстонию залезли. Тяжело там людям. Надеюсь, все встанет на свои места. Но когда? Люди же не крокодилы, не триста лет живут, жизнь проходит быстро...» Слушая, как Рейльян обличает ЦРУ, невольно соглашаешься – действительно, что-то есть у него общее с тезкой Чавесом...

«А что с историей войны творят? – продолжает Уго. – Все с ног на голову! Двое моих братьев стали инвалидами в боях за освобождение Эстонии, один из них попал в руки „лесных братьев“, и натерпелся там такого...»

Рассказывая, Уго то и дело хватался за телефон: то ему звонят, то сам кому-то звонит. В частности, решал вопрос с катером для морской прогулки, которую он организовал для московских коллег из управления инкассации, находившихся здесь в командировке. «Перестраховался малость, и в итоге прибыли сразу два катера», – улыбается Уго.

Звонил какому-то армянину, потом греку. Причем с первым начинал разговор по-армянски, со вторым – по-гречески. «Сочи – город интернациональный, и живем мы здесь дружно, – констатирует Уго. – Всю жизнь я стараюсь следовать одному простому принципу: если хочешь, чтобы тебя уважали, сам уважай других. Когда вернетесь домой, напомните об этом моим землякам на исторической родине».

Вдруг он указал на горную вершину вдали: «Это гора Перевальная, на ее седловину я как-то забирался на машине. И вообще, проезжал там, где сам черт на кобыле не проедет».

Оказывается, Уго Рейльян еще и опытнейший горный автотурист.

Партия сказала – надо!

Между тем в жизни ему довелось узнать, почем фунт лиха. Так получилось, что он, сын бедных колхозников, с пятого класса жил самостоятельно. Сам искал себе жилье – в интернатах, на квартирах, за восемь лет сменил девять школ.

После восьмого класса поехал в Эстонию поступать в мореходку: курсанты на гособеспечении. Но в итоге там же поступил в техникум лесной промышленности. «Наверное, я единственный в Эстонии студент, который практику проходил у Черного моря и диплом писал по теме: „Лесоразработки в горных условиях Кавказа“», – улыбается Уго.

Получив диплом, молодой специалист решил получить еще один – механика. По этой специальности учился уже заочно. «Еще на практике я разработал устройство ВТУ-3 (воздушно-трелевочное устройство), с помощью которого древесина транспортировалась с гор вниз. Про это изобретение даже в газете „Лесная промышленность“» писали», – вспоминает Уго.

Когда пять лет назад Рейльян был в Пярну, он решил съездить на могилу заведующего заочным отделением техникума Пеэтера Яановича Тийдермана, которому считает себя многим обязанным. (Кстати, Уго помнит по фамилии-имени-отчеству почти всех своих учителей и преподавателей, директоров школ и руководителей предприятий, где работал).

Как рассказал Уго, шофер такси всю дорогу удивлялся, зачем это ему надо – приехал на пару дней за тысячи километров, техникум окончил полвека назад... «Потом шофер признался, что сам он родственник Тийдермана, а ему и в голову не приходило навестить его могилу», – рассказал Уго.

Пятнадцать лет работал он в лесной промышленности, потом механиком в другой сфере. А с 1973 года – милиция, ГАИ, Академия МВД. «Сам бы я не пошел в милицию, но партия сказала – надо!» – заметил Уго. Сочинскую ГАИ он возглавлял с 1987 до 1994 года, и многие до сих пор вспоминают Рейльяна с благодарностью.

«Среди начальников ГАИ я единственный в России сумел обеспечить всех своих сотрудников жильем, построив четыре жилых дома, – рассказал Уго. – Хотя только во время строительства узнал, что раствор бывает простой и сложный».

Рейльяна как-то приглашали возглавить эстонское ГАИ, но он отказался. «Куда же я отсюда, здесь родители похоронены, стольким людям я нужен», – говорит Уго.

...Тем временем подъехали к Красной Поляне. Пост ГИБДД. Уго попросил милиционера позвать начальника. Подошел майор. «Ну, здорово! – поприветствовал его Уго. – На Майкоп правильно еду?». Тот улыбается: «Правильно, правильно!» Знают любимый прикол Рейльяна на каждом посту ГИБДД. «Работы много?» – спросил Уго. Майор сразу помрачнел, сокрушенно покачав головой. «А будет еще больше», – пообещал Уго, и мы поехали дальше, в Эсто-Садок.

«Неважно у нас дела обстоят с преподаванием эстонского языка», – посетовал Уго, сам владеющий им свободно.

В Эсто-Садке нас встретила Диана Вольдемаровна Губарева, смотрительница дома-музея Антона-Хансена Таммсааре, который выглядит как новенький. Рейльян считает, что как раз Диана Вольдемаровна могла бы учить детей эстонскому, но та отнекивается – мол, некогда.

Фото: Андрей Бабин
Представить эстонского тезку Чавеса на пенсии невозможно. На 70-летие ему сделали подарок – повысили в должности.

Фото: Сергей Трофимов


Новости клуба